Sergey Kartamyshev (kartam47) wrote,
Sergey Kartamyshev
kartam47

«Зачищать всех до польской границы»

В Новосибирск прибыли новые беженцы с Украины — они рассказали, кто разрушает их дома и поселки, и объяснили, почему не остались воевать за свою землю

10 февраля в Новосибирск прибыли две новые партии беженцев — 24 человека. В ближайшее время, обещают чиновники, приедут еще около 100. Не считая их, сейчас в Новосибирске в пунктах временного размещения живут около 500 человек, часть ранее прибывших разъехались по области, устроились на работу и сняли жилье или уехали в другие города России. За 2 дня до подписания четырехстороннего соглашения в Минске, которое должно положить конец войне на Украине, корреспондент НГС.НОВОСТИ встретил на вокзале первых из прибывших в феврале беженцев и расспросил о том, что вынудило их уехать в Россию и как, по их мнению, должен закончиться конфликт в Донбассе.

[Spoiler (click to open)]
На этой неделе в Минске главы 4 стран — России, Германии, Украины и Франции — подписали документы, которые регламентируют окончание украинского конфликта. Принятый «нормандской четверкой» «Комплекс мер» предусматривает, в частности, прекращение боевых действий с 00:00 15 февраля, а также начало работ по определению дальнейшего статуса Донецкой и Луганской областей. Накануне минского соглашения, 10 февраля, в Новосибирск прибыли 24 новых беженца с Украины, из которых 8 — дети. Вновь прибывших расселили в хостел «Вавилон» и гостиницу «Центральная». До конца месяца, добавили в министерстве социального развития НСО, должны приехать еще около 100 человек. Всего сейчас, по данным минздравсоцразвития, в пунктах временного размещения (лагеря отдыха, хостелы и гостиница «Центральная») живут 506 человек, треть из которых — несовершеннолетние. Остальные, массово приехавшие в Новосибирск в 2014 году, разъехались по области, сняли жилье в городе или перебрались в другие регионы. Корреспондент НГС.НОВОСТИ повстречался с новыми беженцами, а также с теми, кто уже в Новосибирске давно, и попросил ответить на такие вопросы:

1. Почему вы уехали и что страшного вы видели лично?
2. Стоит ли ехать воевать на Украину новосибирским добровольцам и что их там ждет? Почему вы не остались защищать Новороссию?
3. Что нужно сделать, чтобы закончить конфликт?


Максим, шахтер, 28 лет, г. Ровеньки Луганской области: «1. У меня 1 мая меньшая дочь, которой было тогда 1,5 года, упала в обморок. Выяснилось — инфаркт головного мозга. Нас привезли в больницу в Луганск, где уже шли боевые действия. Врач осмотрел и сказал: «Тикайте отсюда». И когда мы выехали оттуда, разбомбили больницу, где мы лежали. Когда вернулись в Ровеньки, начался обстрел с самолетов — по шахтам, по блокпостам… Дочери постоянно пугались. Младшая была парализована, и надо было продолжать лечение в Киеве, Москве или в Новосибирске. Только в этих городах могли помочь. Супругу с детьми сначала отправил в Крым, а когда ополченцы освободили границу (российско-украинскую. — И.К.), выехали в Россию… Дочь уже восстановилась после пройденного лечения.

2. Я б остался — собирался уходить с друзьями в ополчение. Они уже ушли. Это наша земля, незачем сюда приходить — мы никого не трогали. Работали спокойно, пока Западная Украина Майдан собирала. Но ситуация сложилась так, что пожертвовать пришлось этим — жизнь ребенка мне дороже…

Тем, кто не умеет профессионально воевать, там делать нечего, скажу честно. Там сейчас сосредоточено много профессионалов-наемников из разных стран мира. И если человек не знает, что такое война, он там не выживет.

3. Официально войска России вводить нельзя. Америка только этого и ждет. Если только Россия введет свои войска официально, будет третья мировая. Единственно, как можно все остановить, — это убрать правительство (украинское. — И.К.), но как это сделать — я не знаю. Если ввести миротворческий контингент, может, это и повлияет. Нас, шахтеров, никогда не считали за людей — относились к нам как к быдлу. Большинство людей хотели отсоединиться — пусть это будут даже республики в составе Украины. Но чтобы нас не трогали. Чтобы деньги, которые мы зарабатываем, шли нам на строительство дорог, например. У нас там дорог нет, не было и не будет, наверное. Жилье не строилось с 90-х годов…».

Александр, 32 года, железнодорожник, г. Донецк: «1. Лично я видел, как в Донецке людей убивают. Это был «Град». А ополченцы стреляют в ответку — дома они не разрушают. Они (нацгвардия. — И.К.) стреляют по нам, а ополченцы — в ответку.

2. Стоит ли ехать добровольцам? Даже не могу сказать… Но если Донбасс не удержит оборону, то Америка пойдет на Россию. Насколько тяжелая ситуация? Не сказать, что тяжелая — украинцы, конечно, отбивают атаки, но все равно… Я не остался там и приехал сюда только из-за семьи, у меня маленький ребенок — 6 лет.

3. Мое мнение — лучше присоединиться к Российской Федерации. И так считают все. Как закончить войну? Украинцы переговоров не хотят, сами же видите… Как они говорят: война, пока не уничтожим полностью Донецк и Луганск. Надо официально вводить российские войска. В Донецке нет никого, кто бы поддерживал киевскую политику… Что с ними (со сторонниками единой Украины. — И.К.) делать? Ну не знаю… Скорее всего, выслать в Киев». (Улыбается.)

Алексей, 39 лет, машинист тепловоза, г. Попáсная Луганской области: «1. Вокруг нашего города уже рвались снаряды, вот мы и решили уехать. В последний день перемирия. У нас маленький ребенок — другого выхода не было. Каких-то разрушений лично я не видел, но это потому, что мы выехали до обстрелов. А когда доехали до границы, видел, конечно, — и российская, и украинская граница были все разрушены.

«Зачищать всех до польской границы»
2. Если человек сам изъявил желание — пусть едет. Это ж все же наша земля, православная. Ее надо защищать кому-то от хунты. Я же уехал, потому что у меня двое маленьких детей и родители пожилые, а так бы, возможно, остался. Но детей и родителей стареньких поддерживать надо.

3. Лучше бы, конечно, осталось всё в составе Украины — в рамках федеративной республики. Я так думаю…

У нас изначально федерализацию — республику в составе Украины — поддерживало процентов 90. А сейчас, думаю, соотношение изменилось, где-то 50 на 50, потому что война всем надоела.

Некоторые думают, что пускай хоть что будет, но главное — мир. Теща говорит, что некоторые поддерживали украинцев — покуда они в городе были, вроде бы стрелять перестали. Как только они ушли, стали ополченцев поддерживать… Мне бы хотелось, чтобы всё решилось переговорами, но сейчас столько отдельных частных батальонов, которые не слушаются Порошенко… Без миротворческого контингента, думаю, будет нереально закончить войну. Но с Россией мы — единый народ. Те, кто против, думаю, поживут и поймут, что были не правы».

Алла, 49 лет, работник ЖЭКа, г. Лисичанск Луганской области: «1. Я лично видела, как бомбили частный сектор. Сначала из зениток, а потом самолеты выпустили ракеты по жилым домам. А наши ребята, тогда это была еще самооборона, держали блокпосты чуть ли не с рогатками. Мы пошли потом к ребятам из нацгвардии, чтобы поговорить, мол, что вы делаете? А они, как выяснилось, были мобилизованные и ехали воевать с российской армией. И у них был приказ бить по частному сектору, где сидит якобы российская армия. 31 человек в итоге сказали, что со своим народом воевать не хотят, и на автобусе поехали в безопасное место. Но когда выехали на мост, прямым попаданием с украинской стороны автобус накрыло… У ополчения была только оборонительная система, по зданиям у нас никто не стрелял. Единственное, мост пришлось взорвать, чтобы танки не прошли в город… Я бы осталась в городе, его сдали в конце июля, но мне было оставаться опасно — пошли уже угрозы. Я же была в комиссии на референдуме и организовывала акции протеста против киевской хунты. Соседка моя по дому сказала: «Если сюда зайдут натовские американские войска, я буду целовать им сапоги от радости». А за мной, после того, как я уехала оттуда с дочерью, приходило СБУ. Это знакомые сообщили мне.

2. Ехать ли туда добровольцем — дело каждого. Но это — защита русских людей там, так как Донбасс — российская территория. Пускай все внимательно читают историю. Вот, например, в Лисичанске была построена первая шахта еще в 1795 году Екатериной II. А Лисичанск считается колыбелью Донбасса. Донбасс, на самом деле, это — Луганская и Донецкая области, сейчас — республики. Тем, кто туда поедет, будет очень тяжело морально, они будут видеть гибель женщин, детей, стариков…

3. Надо не останавливаться на границах ЛНР и ДНР. Надо уходить до Киева и зачищать всех до польской границы.

Со времен Великой Отечественной войны там остались затаившиеся, кто с молоком матери впитывал ненависть ко всему русскому. У нас поселок Донецкий, где я родилась, стерт с лица земли! Об этом ни один канал не рассказывал. Там вообще нет целых домов. (Плачет.) Сейчас стирают поселок Новотошковка. Там стоит нацгвардия… Я не политик, не могу сказать, надо ли вводить российские войска. Может, и нельзя. Но надежда вся на Путина… Что делать с противниками? Суд! Я, конечно, очень злая, если бы не дети, ушла бы в ополчение — стреляла бы, или готовила еду, или обстирывала… Но я не кровожадная — судить надо [противников]. Судить всех. До некоторых дошло — могу показать сообщения моих родственников, кто раньше был со мной не согласен. Теперь они просят прощения. Так поворачивайте оружие и идите на Киев! Если вводить миротворцев, то только из России или Словакии».

Александр, 30 лет, машинист бульдозера, г. Комсомольское: «1. Я работаю на Старобешевской ТЭС. Мы даем электроэнергию на Киев. И вот последнее время стали зарплату перечислять туда — в Укропию. И снять деньги нереально, надо ехать за ними в Мариуполь, например. Карточки заблокировали. И я уже два месяца без зарплаты… Видел, как нацгвардия, когда уезжала от нас, продовольственный магазин разворовала. В основном брали водку и консервы. Однажды мы ехали на машине и под «Град» попали. Метрах в 150 от нас взорвался снаряд. Откуда прилетало — не знаю. Но свои не стреляли — когда ополченцы пришли, никто никого не обижал. Когда уезжали, город начали «Ураганами» обстреливать. У меня даже видео на телефоне есть.

2. Поддерживать [ополчение] все равно надо. Без помощи добровольцев тяжело будет. У меня брат родной в Донецке в ополчении, говорит, кормят, как на убой. По поводу зарплаты ничего, правда, не говорит — из него и не вытянешь это. Вооружения бы побольше. Но силы еще есть. Много техники украинской подбитой восстанавливают… Мы уехали из-за детей маленьких. Вот привезли сюда детей и семью, а возвращаться придется обратно — там же работа, а мы пока в отпуске. Но воевать, наверное, придется. Всем.

3. Лучше было бы или отдельные ДНР и ЛНР, или в составе России. Самостоятельно, конечно, тяжело будет восстанавливаться. А с Украиной никто не хочет связываться. Например, наши отправляют туда уголь и электричество, а они (официальная власть — И.К.) ничего не платят… Киев, Сумы, Западная Украина — нам даром не нужны. Одесская, Запорожская область если бы еще присоединились к ДНР и ЛНР, было бы хорошо. А Западную полякам отдать… Думаю, Европа не против мирных переговоров, но вот Обама… Не договорятся, наверное. Надо вводить официально российские войска. А противники, думаю, сами поживут и всё поймут. Ничего с ними не надо делать».


Илья Калинин
Фото РИА Новости, Николай Хижняк (1), Анны Золотовой (2)
Tags: война, пресса, украина
Subscribe

  • Путин брал автограф у Маруани.

    Дидье Маруани, помните этот тот, что с Киркоровым выясняли и кажется еще не выяснили отношения. Француз в отличии от Фили в том непонятном скандале и…

  • Орел и обезьяна! (осторожно ненормативная лексика)

    Новый даже и не клип, а скорее мини спектакль знаменитой группы "Ленинград" набирает популярность в сети. За сегодняшний день более 300…

  • Да не было никакого РУСИАНО.

    Вы чего к Димону пристали со своим этим РУСИАНО. Он такого не говорил, это сказал кто-то из армянской делегации. В подтверждение тому вот отрывок,…

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments