Sergey Kartamyshev (kartam47) wrote,
Sergey Kartamyshev
kartam47

Categories:

римская армия ранней империи в бою

Римская армия ранней империи является наследницей боевых традиций армий гражданских войн 1 в. до н.э. Ее мощь достигает вершины в 1-2 в. и начинает идти на убыль к середине 3 в., когда Империя пребывала в длительном кризисе. Тактика римской армии в бою не изменилась принципиально по сравнению с предыдущим периодом, но стала многообразнее, впитывая в себя военное искусство многочисленных народностей, являвшихся союзниками или противниками Римской Империи.

События 1 в. достаточно подробно описывает Тацит. На Рейне римские легионы сражаются с германцами, в Британии соответственно с бриттами. Есть достаточно подробное описание битвы при Идиставизо. Много интересного можно почерпнуть из битв гражданских войн - Первой битве при Бедриаке (Кремоне) и Второй битве при Бедриаке (Кремоне). На востоке римляне действуют с переменным успехом. Полководец Нерона Корбулон не смог закрепить успех против парфян в Армении.

Легионеры сражаются с даками

Художник Angel Garcia Pinto

Военные действия в Дакии и Парфии императора Траяна подробно не отражены в литературных первоисточниках. Это были последние серьезные завоевания Римской Империи. Дакия превращена в римскую провинцию. На востоке Траян завоевывает Армению и берет столицу парфян Ктесифон. Образована новая провинция Ассирия. После удачного восточного похода Траян умирает от болезни. Его наследник, император Адриан, понимая, что новые провинции на востоке не удержать, отказывается от них. Империя переходит к обороне.

[Spoiler (click to open)]Император Траян

Художник Angel Garcia Pinto

Описания боевых действий римской армии во 2 – начале 3 века не так подробны, как описания Тацита. Некоторые подробности битв и особенности римской тактики можно найти у Диона Кассия “Римская история” и Геродиана “История императорской власти после Марка”. Тяжелейшие войны на Дунае против германских племен маркоманов  и квадов, а так же против сарматов – язигов пришлось вести Марку Аврелию. В 174 г. состоялась битва на льду Дуная с язигами, интересная своеобразными боевыми приемами, примененными римлянами.

Марк Аврелий на берегу Дуная

Художник Angus McBride

Дион Кассий, 72.7: “В это время римляне разгромили язигов на суше, а после этого и на реке. Я имею в виду не сражение на кораблях, но то, что [римляне], преследуя [варваров], убегавших по замерзшему Истру, сражались [на льду], словно на земле. Дело в том, что язиги, увидев, что [римляне] следуют за ними по пятам, остановились, рассчитывая легко их опрокинуть, поскольку те были непривычны [к движению] по льду. И часть варваров стремительно бросилась прямо на них, другие поскакали, чтобы окружить их с флангов, ибо кони [язигов] были хорошо приучены скакать и по такой  [поверхности]. Римляне же, увидев это, не испугались, но, сомкнув строй и одновременно развернувшись во все стороны лицом к врагам, в большинстве своем положили свои щиты [на лед] и, упираясь на них одной ногой, чтобы меньше скользить, встретили нападение [врагов]; одни хватались за уздечки [их коней], другие за щиты и копья атакующих, тянули их на себя и, сойдясь таким образом врукопашную, опрокидывали и людей, и коней, которые при  столкновении не могли удержаться и скользили. Римляне тоже скользили, но, если кто-то из них падал на спину, он тянул на себя противника и затем ногами толкал его назад, как в борцовском поединке, и таким образом садился на него сверху; если же кто-то падал лицом вниз, он хватал зубами своего противника, упавшего раньше. Непривычные к такого рода борьбе и имевшие более легкое вооружение варвары были не в состоянии сопротивляться, так что лишь немногие из их множества смогли ускользнуть.”

Римские войны 2 в.

Художник Николай Зубков

Сын Марка Аврелия Коммод практически не занимался государственными делами. После его убийства нашлось несколько претендентов на трон. Победителем в гражданской войне оказался Септимий Север, талантливый полководец и организатор, опиравшийся на иллирийские легионы и захвативший Рим. Его противниками были наместник Сирии Нигер и наместник Британии Альбин. Геродиан пишет, что Нигер смог набрать большое войско, пополнив его молодежью Антиохии. 3.4: “У этого войска не было недостатка в рвении, но оно очень уступало иллирийцам в опыте и силе.” Нигер встретился с полководцами Севера в 194 г. в битве при Иссе (той самой, где Александр сражался с Дарием).

Дион Кассий, описывая эту битву, не обошелся без “божественного вмешательства”. 75.7-8: “…величайшая битва произошла при Иссе, около так называемых Ворот. Войском Севера командовали Валериан и Ануллин, тогда как Нигер лично присутствовал в своих боевых порядках и выстраивал их к битве. Этот проход — «Киликийские ворота» — называется так из-за своей узости, ибо с одной его стороны вздымается высокая гора, а с другой — крутые обрывы тянутся до моря. Итак, Нигер расположил здесь свой лагерь на  хорошо укрепленном холме и поставил впереди тяжеловооруженных пехотинцев, затем дротикометателей и метателей камней, а позади всех — стрелков из лука, с тем чтобы передние ряды, сражаясь врукопашную, могли сдерживать своих противников, в то время как остальные вели бы обстрел на расстоянии поверх их голов. Что касается его флангов, то слева он был защищен крутым обрывом, спускающимся к морю, а справа — непроходимым лесом. Таким вот образом выстроил он свою армию, а в тылу расположил обозы, с тем чтобы никто из его солдат не мог бежать, даже если бы захотел. Ануллин, видя это, поставил впереди тяжеловооруженные  отряды, а позади них — все свои легковооруженные силы, чтобы те, стреляя поверх голов первых, издалека удерживали неприятеля, давая возможность стоявшим впереди в безопасности наступать вверх по склону; свою конницу под началом Валериана он послал в обход, приказав любым путем обойти лес и внезапно обрушиться на войска Нигера с тыла.

Легионеры атакуют "черепахой"

Художник А. Аверьянов

Когда противники сошлись в рукопашной схватке, одна часть воинов Севера выставила свои щиты перед собой, а другая подняла над собой, образовав «черепаху», и таким образом они приблизились к врагу. Очень долгое время шла равная битва, но затем воины Нигера стали брать верх благодаря  численному перевесу и характеру местности. И они бы добились полной победы, если бы вдруг на ясном небе не собрались густые тучи, не задул яростный ветер, за которым последовали мощные раскаты грома, молнии и ливень, ударивший им прямо в лицо; и в то время как войскам Севера, у которых все это происходило за спиной, ничто не причиняло вреда, солдаты Нигера, видя это перед собой, пришли в сильное замешательство. Сама эта внезапно разразившаяся буря в одних вселила величайшую отвагу, как будто им на помощь пришло божество, а в других — страх, что боги обратились против них; одним это придало дополнительные силы, других  поразило ужасом, несмотря на всю их мощь. И когда солдаты Нигера уже обратились в бегство, появился Валериан. Увидев его, они вновь обернулись лицом к противнику, но затем, когда Ануллин отбросил их назад, опять повернулись кругом; так, бросаясь то в одну, то в другую сторону, они метались в поисках места, где могли бы прорваться. Это обернулось самыми большими за всю войну потерями, ибо погибло двадцать тысяч солдат Нигера.”

В 197 г. Септимий Север лично участвовал в упорной битве при Лугдуне против Альбина. Геродиан, 3.7: “Сражение было очень упорным, и исход его долго оставался неясным. Ведь британцы храбростью и кровожадностью ничуть не уступают иллирийцам; так как оба войска сражались отважно, то одинаково трудно было обратить в бегство одно из них.” Дион Кассий, 76.6-7: “Схватка между Севером и Альбином близ Лугдуна происходила следующим образом. И у того, и у другого было по сто пятьдесят тысяч воинов (явное преувеличение), и оба они присутствовали на поле  сражения, так как борьба шла не на жизнь, а на смерть, хотя ни в одной из битв до сих пор Север личного участия не принимал. Альбин превосходил своего противника в знатности и образованности, но Север лучше знал военное дело и был превосходным полководцем… На сей раз картина сражения была весьма разнообразной, и успех неоднократно склонялся то на одну, то на другую сторону. В самом деле, войска Альбина, стоявшие на левом фланге, были разбиты и бежали в лагерь, а воины Севера, преследуя их, ворвались туда вместе с ними и стали убивать врагов и грабить их палатки. В то же самое время воины, поставленные Альбином на правый фланг, находились под защитой замаскированных рвов и ям, слегка прикрытых землей. Подойдя к ним вплотную, они стали метать дротики с большого расстояния, а затем перестали продвигаться вперед, но, напротив, повернули назад, словно охваченные страхом, чтобы побудить врагов устремиться за ними. Так оно и  произошло.

Воины Севера, раздраженные непродолжительным  наступлением противника и исполненные презрения к врагам из-за их скорого бегства, бросились на них, полагая, что расстояние между ними легко преодолимо, но, когда они достигли рвов, их постигло  страшное несчастье. Дело в том, что те, кто находился в передних рядах, стали падать в ямы, как только обрушились наземные перекрытия, а те, которые следовали за ними, стали спотыкаться о тела передних, терять равновесие и проваливаться вниз. Остальные в страхе  отступили назад, но внезапность поворота привела к тому, что они не только сбивали с ног друг друга, но и опрокинули тех, которые шли в арьергарде, столкнув их в глубокий овраг. Многие из них  погибли, как и многие из тех, которые провалились в ямы, кони и люди вперемешку. В этой сумятице погибали и те, которые находились между рвами и оврагом, осыпаемые стрелами и метательными  снарядами. Увидев это, Север с преторианцами бросился им на помощь, однако не только не выручил их, но и едва не погубил преторианцев, да и сам, потеряв коня, оказался в смертельной опасности. Когда он увидел, что все его люди обратились в бегство, то разорвал на себе плащ и, обнажив меч, ворвался в ряды бегущих, рассчитывая, что либо они, устыдившись, повернут обратно, либо он сам погибнет вместе с ними. Некоторые, видя его в таком состоянии,  действительно остановились и повернули обратно, но при этом внезапно  столкнулись лицом к лицу с теми, которые следовали за ними по пятам, и, обратив в бегство всех преследователей, перебили множество из них, полагая, что это люди Альбина. Тут им в подмогу появилась и пришедшая с фланга конница под командованием Лета, которая и довершила разгром. Дело было в том, что Лет, пока исход битвы был неясен, выжидал, надеясь, что оба соперника погибнут, а  оставшиеся в живых воины с обеих сторон передадут верховную власть ему; когда же он увидел, что перевес склонился на сторону Севера, то вступил в бой. Так Север одержал победу, но римская армия потерпела тяжелое поражение, поскольку с обеих сторон пало неисчислимое множество воинов.”

Легионеры ранней империи против парфян

Септимий Север, так же как и Траян, совершил удачный поход в Парфию, но не смог удержать завоеваний. На востоке римляне традиционно попадали в ситуации, аналогичные битве при Каррах. Например, во времена Марка Аврелия, в 161 г.,Дион Кассий, 71.2: “Вологез ведь начал войну [с того, что] окружил со всех сторон целый римский легион, размещенный под командованием  Севериана в Элегейе, местности в Армении, и, расстреляв из луков, уничтожил его полностью вместе с военачальниками, и теперь крупными силами грозно наступал на города Сирии.” В 232 г. во время похода Александра Севера против персов сасанидов, которые к тому времени покорили парфян ситуация повторилась. Геродиан, 6.5: “Армия же римлян продвигалась, не соблюдая порядка, так как никто не появлялся, никто не оказывал сопротивления… Перс, напав со всеми своими силами на ничего не подозревавшее войско, окружив его и как бы опутав сетью, поражая со всех сторон стрелами, истребил армию римлян, которые были слишком малочисленны, чтобы противостоять превосходящему противнику, и только беспрестанно прикрывали большими щитами незащищенные части своих тел, поражаемые стрелами; они довольствовались уже тем, что защищали свои тела, а не сражались. Наконец, все они, собравшись в одно место и устроив из выставленных вперед щитов подобие стены, отбивались в положении осажденных и, со всех стороны забрасываемые стрелами и получая ранения, отражали неприятеля со всей возможной храбростью до тех пор, пока все не были перебиты. Поражение это было величайшим и неслыханным для римлян, ибо погублена была великая сила, не уступавшая силой духа и мощью никакой из древних; персу же удача в столь великом деле внушила надежду на еще большие подвиги.”

У Геродиана, 4.14-15 есть интересное описание битвы при Нисибии в 217 г., в котором римляне упорно противостоят парфянам: “После смерти Антонина (Каракаллы – сына Септимия Севера) воины оказались в растерянности и недоумении, как им быть дальше. Два дня они оставались без государя и раздумывали, кого выбрать правителем… Макрин стал государем не столько по расположению и доверию к нему войска, сколько под влиянием необходимости и момента. Между тем уже подходил Артабан с очень большим и сильным войском, ведя многочисленную конницу и множество лучников, а также латников на верблюдах…(??? пропуск)  сверху длинными копьями. Макрин: «Так возьмемся за оружие и станем в тот строй, которым славятся римляне. Ведь что касается боевого построения, то беспорядочное и как попало расположенное войско варваров может стать врагом самому себе; а наши стройные ряды, тесно сомкнутые и опытные в боях, станут спасением для нас и гибелью для врагов.»

Битва при Нисибии

Художник Игорь Дзысь

На рассвете показался Артабан с огромным своим войском. Поклонившись солнцу, как это у них принято, варвары с необыкновенно зычным криком бросились в атаку на римлян, несясь на конях и стреляя из луков. Римляне встретили варваров, четко и надежно построив фаланги, по обеим сторонам расположив конницу и мавританцев и заполнив промежутки воинами, которые могли легко и свободно выбежать вперед. Благодаря множеству лучников и длинным копьям латников варвары сначала действовали успешно, поражая римлян с коней и верблюдов. Зато римляне легко одолевали в рукопашном бою, а когда кони и верблюды, которые были у варваров в огромном количестве, стали давить их, римляне, сделав вид, что отступают, начали бросать на землю трезубцы (триболы) и другие железные предметы с острыми концами, которые не видны были в песке. С коней и верблюдов всадники не замечали их, себе на погибель: у коней и особенно верблюдов копыто мягкое: острия, на которые они ступали, ранили их, они начинали хромать и сбрасывали с себя седоков. А тамошние варвары дерутся хорошо, пока они на конях или верблюдах, а как сойдут или окажутся сброшенными с них, легко попадают в плен, не умея вести рукопашного боя. Если же приходится бежать или преследовать, их длинные, путающиеся в ногах одежды препятствуют этому. В первый и второй день сражались с утра и до вечера; пришла ночь и приостановила битву, и те и другие ушли к себе в лагерь, равно уверенные в своей победе. На том же поле они сошлись и на третий день. Имевшие значительное превосходство в числе варвары предприняли попытку окружить римлян и взять их в мешок. Тогда те перестали располагать свои фаланги в глубину, а растягивали их в ширину, тем самым предотвращая окружение. Здесь погибло столько людей и животных, что все поле было покрыто целыми горами трупов, особенно потому, что падали друг на друга верблюды. Это мешало сражающимся свободно передвигаться; невозможно было разглядеть врага, потому что посредине образовалось что-то вроде большого и непроходимого вала из тел; поэтому, не имея возможности идти друг на друга, те и другие вернулись в лагерь.”

О боевых приемах римской конницы на рубеже 1-2 в. можно судить по описанию состязаний всадников в “Тактике” Флавия Арриана. Этот же автор приводит интересные данные по боевым порядкам римского войска, используемым против сарматов-аланов в “Диспозиции против аланов.”

По имеющимся литературным первоисточникам можно сделать вывод о многообразии боевых приемов римской армии ранней империи. В 1-2 в. еще не стерлись различия между легионами и вспомогательными войсками из провинциалов, не имеющих римского гражданства. Некоторые полководцы стремились выставлять первую линию из вспомогательных войск, оставляя легионы сзади, как это сделали Германик при Идиставизо или Агрикола у горы Гравпий. Хотя применялась и традиционная расстановка вспомогательных войск на крыльях легионов, как это практиковалось во времена республики. Стрелков римляне могут выставлять как стандартно на флангах, так и в задние линии, как рекомендует Арриан против аланов или как это делали Нигер и Ануллин при Иссе. При Нисибии застрельщики занимают промежутки в строю. Сами легионеры могут как вести перестрелку дротиками, так и атаковать с мечами после первого залпа. Перед фронтом войска могут использоваться скрытые ямы, как при Лугдуне или применяться триболы, как при Нисибии. Враг заманивается в ловушку ложным отступлением. Под обстрелом легионы строят черепаху, например при Иссе или при Второй битве при Кремоне. В полевых сражениях используются метательные машины. Это рекомендует Арриан против аланов, это мы видим во Второй битве при Кремоне. Интересно отметить, что преторианская гвардия принимает участие в полевых сражениях, а не только расслабляется и интригует в Риме. Преторианцы отмечены при Идиставизо, в обеих битвах при Кремоне, в сражении при Лугдуне.

Осада Иотапаты

Художник Angus McBride

Несмотря на частые мятежи в войсках римская армия ранней империи все еще превосходит варваров обучением и дисциплиной в бою. Иосиф Флавий, оборонявший Йотопату против Веспасиана, в “Иудейской войне” писал, 2.20.6-7: “…он (Иосиф Флавий) набрал в Галилее войско из более чем ста тысяч молодых людей и снабдил их старым оружием‚ как только можно было его собрать. Убежденный в том‚ что римское войско обязано своей непобедимостью главным образом господствующему в нем духу дисциплины и постоянному обиходу с оружием‚ он должен был позаботиться об ознакомлении своего войска с практическим учением; но так как он считал‚ что строгую дисциплину можно поддержать лишь большим числом предводителей‚ то он сформировал свое войско больше по образцу римского и назначил над ним многочисленных начальников. Солдат он разделил на маленькие корпусы и поставил их под команду предводителей каждого десятка‚ сотни и тысячи людей‚ а над этими предводителями стояли начальники больших отделений. Он обучал их передаче друг другу военных лозунгов‚ трубным сигналам к наступлению и отступлению‚ стягиванию и развертыванию флангов‚ дальше‚ – как побеждающая часть подает помощь другой части в случае стесненного положения последней‚ и всегда напоминал им о необходимости хранить присутствие духа и закалить себя телесно. Но чаще всего он для того‚ чтобы сделать их подготовленными к войне‚ рассказывал им при каждом удобном случае о прекрасном порядке в римском войске и ставил им на вид‚ что они будут иметь дело с людьми‚ которые благодаря своей телесной силе и мужеству покорили почти весь мир.”

Tags: война
Subscribe

  • Появился на свет младенец с двумя головами. (жуткое фото)

    Вот они гримасы природы, для верующих это наверное наказание господне. Впрочем никому от этого и не легче, как не назови этот ужасный случай.…

  • Необычные фотографии!

    Подборка фотографий сделанных в основе своей наверное душевно больными мастерами или гениями типа Хичкока или Стивена Кинга. Такое впечатление…

  • Творческая натура!

    Случайно увидел вот фотографии жилого дома и каменты под ними, дескать кто это в теремочке живет? И разные версии от наркоманов до упоротых каклов и…

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments