August 25th, 2014

Границы, проведенные кровью

Историк Леонид Млечин: если бы Оттоманская империя 100 лет назад не присоединилась к кайзеровской Германии, картина современного мира была бы иной: не появился бы бурлящий Ближний Восток — пороховой погреб, взрывы которого сотрясают все континенты. Война, которая началась в 1914-м, здесь так и не окончилась.
Границы, проведенные кровью
Сто лет назад у Оттоманской (Османской) империи был выбор. Турки встали на сторону Германии. 27 сентября 1914 года они закрыли Дарданеллы для торговых судов и начали минировать стратегически важные проливы. Россия лишилась возможности экспортировать зерно и получать от союзников необходимое ей оружие.

Турки приняли у себя немецкие боевые корабли — линейный крейсер "Гебен" (флагман Средиземноморской эскадры) и легкий крейсер "Бреслау". Немецкий контр-адмирал Вильгельм Сушон принял под командование турецкий флот. Его корабли начали боевые действия в Черном море, в конце октября обстреляли Севастополь. В начале ноября Россия, Великобритания и Франция объявили войну Турции.

Дебют этнических чисток

ХХ век начался с этнических чисток и ими же закончился. Первой жертвой стали армяне, томившиеся под властью Оттоманской империи. Армяне посылали делегации к императору Николаю II, надеясь, что русская армия сокрушит турок и Армения получит самостоятельность. Обращаясь к императору Николаю, один из представителей армян говорил в ноябре 1914 года: "Теперь, когда Турция с помощью Германии посмела поднять руку на великую Россию, армяне готовы принести в жертву свои жизни во славу российского трона".

Это вызвало жестокую реакцию турок, которые стали сгонять армян с мест под тем предлогом, что армянское население может выступить на стороне России. Полицейская операция превратилась в массовую резню. В 1915 году вырезали почти полтора миллиона армян, разгромили армянские школы, сожгли их деревни и города. Пощадили только армян в Константинополе — тут они были на глазах иностранных посольств.

Армянский народ был брошен на произвол судьбы. Никто за него не вступился, шла мировая война, все были заняты своими делами. Оставшиеся в живых бежали в Россию, в ближневосточные страны, туда, где можно было укрыться. Армяне рассеялись по всему миру. События 1915 года оставили тяжелейший след в исторической памяти. Армяне решили, что больше не позволят застать себя безоружными и будут сражаться за себя и за свою землю. Войну в Нагорном Карабахе, которая вспыхнула через семь с лишним десятилетий после армянской резни, многие считали продолжением давней борьбы с турками, с Турцией, с Оттоманской империей. Карабахский конфликт называют "замороженным", перспективы его разрешения туманны. А в последние недели в регионе опять стрельба и гибнут люди.
[Spoiler (click to open)]


Массовые казни армян сегодня признаны геноцидом.

Ближневосточные узлы

Турция войну проиграла: 30 октября 1918 года для Оттоманской империи Первая мировая закончилась подписанием в порту Мудрос на греческом острове Лемнос соглашения о перемирии. Судьбу народов и территорий поверженной империи определили победители, в первую очередь Англия — ведь именно британские войска под командованием лорда Эдмунда Алленби одолели турок, под властью которых находился Ближний Восток.

Еще за год до этой победы, 31 октября 1917 года, на заседании британского кабинета министров обсуждалось будущее Палестины, принадлежавшей Оттоманской империи. Правительство постановило, что после войны Палестина станет британским протекторатом и еврейский народ получит право начать там новую историческую жизнь. Главе внешнеполитического ведомства лорду Бальфуру поручили уведомить об этом решении сионистов — евреев, мечтавших вернуться в Палестину, откуда их когда-то изгнали. Знаменитая декларация Бальфура от 2 ноября 1917 года — это его письмо лорду Уолтеру Ротшильду, президенту Сионистской федерации Великобритании: "Я очень рад уведомить Вас о полном одобрении правительством Его Величества целей еврейского сионистского движения, представленных на рассмотрение кабинета министров. Правительство Его Величества относится благосклонно к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и сделает все, от него зависящее, чтобы облегчить достижение этой цели".

Для премьер-министра Ллойда Джорджа, глубоко религиозного человека, возвращение евреев в Палестину было исполнением воли Бога:

— Я знаю историю евреев лучше, чем историю моего народа. Я могу перечислить всех царей израильских. Но я едва ли вспомню дюжину английских королей.

Премьер-министр обещал сделать все, чтобы Палестина стала государством евреев. Но формула "национальный очаг" осталась непонятной. Англичане обещали помочь евреям создать собственное государство? Или всего лишь обеспечить им автономию в Палестине? В Лондоне не спешили отказаться от права управлять этой землей. Как, впрочем, и многими другими. Ирак, например, англичане склеили из трех провинций бывшей Оттоманской империи (турки властвовали над территорией современного Ирака больше 300 лет, после того как в 1534 году султан Сулейман захватил Месопотамию).

Раздел оттоманского "приданого" формально был закреплен в апреле 1920 года на международной конференции в Сан-Ремо, где вырабатывались условия мирного договора с Турцией и решалась судьба Ближнего и Среднего Востока. Управлять регионом желали и Англия, и Франция. Победители делили обширное наследство турецкой империи поспешно. Границы проводились на глаз, что породило конфликты между соседями, которые саднят по сей день. Сирии, находившейся под французским управлением, передали Голанские высоты, из-за них потом вспыхнет война с Израилем. Трансиордании достались территории к востоку от реки Иордан, которые палестинские арабы считают своей землей. Ллойд Джордж взял верх над французским премьер-министром и министром иностранных дел Александром Мильераном, которому пришлось согласиться с тем, что Палестина и Ирак будут управляться из Лондона.

При этом курды, более многочисленный народ, чем палестинские арабы, вообще не получили своего государства. Курды считают себя потомками древних мидийцев, создавших знаменитое Мидийское царство. Исповедуют ислам и езидизм — религию, основанную на древнеиранских верованиях. А был момент, когда казалось, что курды близки к удаче. Антанта в августе 1920 года заставила Турцию подписать Севрский договор, предусматривавший образование независимого курдского государства на севере Ирака. Но договор не был ратифицирован. Курдистан поделили между Ираном, Турцией, Ираком и Сирией. Лозаннский договор 1923 года закрепил раздел Курдистана между четырьмя странами и уже не предполагал ни автономии, ни тем более независимости для курдов.

Территория исторического Курдистана неимоверно богата природными ископаемыми, особенно нефтью, но курды живут очень бедно. Их считают кочевниками, горцами, скотоводами, лишенными национального самосознания, прозябающими на самой нижней ступени социальной лестницы. Курды же убеждены, что ни в чем не уступают туркам, арабам или персам. И с оружием в руках сражаются за Курдистан. После свержения Саддама Хусейна он де-факто возник на территории Ирака.


Турецкие солдаты

Игры в патриотов

Не повезло курдам, зато повезло саудитам. В Первую мировую англичане обнаружили в Аравии надежного союзника — хранителя святых мест в Мекке и Медине (куда стекаются паломники со всего мусульманского мира) шерифа Хусейна ибн Али. Он возглавил мятеж против турецкого владычества, а англичане в благодарность разрешили ему превратить провинцию Хиджаз, где когда-то зародился ислам, в самостоятельное королевство.

Его судьба, правда, была печальна: против шерифа Хусейна выступил глава секты ваххабитов Ибн-Сауд Абд аль Азизи, эмир Неджда. Ибн-Сауду взялся помогать Сент-Джон Филби, отец знаменитого советского разведчика. В разгар Первой мировой он прибыл на Ближний Восток. Он хорошо владел арабским языком и часто переодевался в одежды бедуина. Шутили, что европейское происхождение Филби выдавало только одно — его ноги были недостаточно грязными. Филби-старший был неординарной личностью. В паутине интриг чувствовал себя как рыба в воде...

Ибн-Сауд, опираясь на бедуинские отряды, победил шерифа Хусейна, придерживавшегося более умеренных политических и религиозных взглядов. В 1925 году войска Ибн-Сауда захватили Мекку и Медину. Через год он провозгласил себя королем государства, в которое вошли Хиджаз, Неджд и присоединенные области. С 1932 года — это Королевство Саудовская Аравия, где ваххабитский вариант ислама стал официальной религией.

Филби-старший стал советником короля Ибн-Сауда по финансовым вопросам. Перешел в ислам, сделал себе обрезание и по специальному распоряжению Ибн-Сауда получил право иметь четырех жен. Очевидцы утверждают, что нравы при дворе короля соответствовали вкусам Филби, который вместе со своими новыми друзьями развлекался в приятной компании наложниц. Филби помог Саудовской Аравии превратиться в ключевого игрока на мировой арене — когда там нашлась нефть. Филби привел в Саудовскую Аравию компанию "Стандарт ойл оф Калифорния". Объяснил королю Ибн-Сауду, что американские нефтяники наполнят королевскую казну. Для эксплуатации гигантских нефтяных полей Саудовской Аравии образовали "Арабо-американскую нефтяную компанию" ("Арамко"). Нефть превратилась в мощное политическое оружие. Нефтедобывающие страны обрели невероятные власть и влияние. В январе 1939 года Саудовская Аравия установила дипломатические отношения с нацистской Германией. Ибн-Сауд хотел дружить с нацистами. Но когда победа союзников стала очевидной, в феврале 1945 года, Ибн-Сауд получил аудиенцию у президента США Франклина Делано Рузвельта. Ради саудовской нефти о симпатиях короля к нацистам любезно забыли.

Амбициями местных вождей будущие победители Оттоманской империи активно пользовались, хотя и не особенно с ними церемонились при разделе добычи.

Молодой эмир Абдаллах, мечтавший о троне, сговорился с британским военным министром фельдмаршалом Китченером и поднял восстание против турок (мятежом фактически руководил знаменитый Лоуренс Аравийский — сотрудник британской разведки Томас Эдвард Лоуренс). Восстание сделало Абдаллаха знаменитым: конгресс арабских националистов в марте 1920 года провозгласил Абдаллаха королем Ирака, а его брата Фейсала — королем Сирии. Но победители в мировой войне желали сами руководить Ближним Востоком. Англия получила мандат на управление Ираком и Палестиной, Сирия и Ливан стали французской подмандатной территорией. Французы в итоге прогнали короля Фейсала из Сирии. Англичане пересадили его на иракский трон.

Абдаллах, оставшийся ни с чем, сам создал себе королевство. В ноябре 1920 года с небольшой свитой приехал в маленький город Амман, где было всего несколько тысяч жителей, в основном выходцы с Кавказа — черкесы (в Иордании черкесами именовали также и кабардинцев, лезгин, осетин), которые служили в качестве наемников в турецкой армии, и провозгласил себя королем.

Англичане сначала собирались наказать инициативного Абдаллаха за самоуправство. Но потом министр по колониальным делам Уинстон Черчилль решил, что Британской империи не повредит небольшое буферное государство между евреями, сирийцами, иракцами и саудитами. Черчилль создал эмират Трансиордания с населением 230 тысяч жителей, немалую часть которых составляли кочующие бедуины. В этом государстве была одна-единственная железная дорога, построенная для перевозки паломников к священным местам, но не было ни одной заасфальтированной улицы. Для пополнения государственного бюджета Абдаллах ежегодно получал от англичан 150 тысяч фунтов стерлингов. Со временем англичане превратили Абдаллаха из эмира Трансиордании в короля независимой Иордании.


Турецкая армия под Иерусалимом

Лоскутное одеяло

Вольные упражнения держав-победительниц на Ближнем Востоке с границами и традициями принесли закономерные плоды — регион вот уже 100 лет остается зоной напряженности и постоянных конфликтов.

Британские офицеры, создававшие после Первой мировой современный Ирак, решили, что правительство должно быть более умеренным, то есть суннитским, хотя предполагали, что шиитское большинство не захочет подчиняться суннитскому меньшинству. Так и случилось. Арабы-шииты всегда выступали против руководящего положения суннитов в армейской верхушке и государственном аппарате. Непримиримая вражда сегодня переросла в гражданскую войну, которая разваливает страну.

 Франция, управлявшая Сирией, поощряла набор в армию представителей национальных и религиозных меньшинств. Алавиты (община, близкая шиитам) охотно надевали военную форму и постепенно заняли высокие посты не только в армии, но и в госаппарате и спецслужбах. Для большинства населения, для суннитов, они остаются еретиками и с ними нужно вести священную войну. Она и идет — как раз теперь.

Почему симпатии немалой части общества в регионе достались исламистам?

Они популярны там, где люди недовольны жизнью, а это почти весь Арабский Восток. Популярность исламистов прямо пропорциональна беспомощности правительства. Ислам с его идеями равенства и справедливости — мощное орудие социального и политического протеста. "Арабская весна" доказала: смена первого лица неминуемо влечет за собой падение режима, а то и разрушение государства.

Ирак не в состоянии вырваться из гражданской войны. Ливия, не знавшая иного правления, кроме диктаторского, разваливается, превращаясь в регионально-племенную конфедерацию. А Тунис и Египет, где все-таки существовала некая ограниченная демократия, избежали братоубийственной бойни.

В арабском мире весной 2011 года прорвалась долго копившаяся ненависть к неумелой и жадной власти. Это было и стихийное требование демократии. Но восстание — еще не революция. Демократия — не внезапно возникающий рай. Свержение властителя — начало пути, но многие-то решили, что этого достаточно. Появится во дворце другой человек, и жизнь разом преобразится... Когда чуда не случилось, впали в тоску и еще больше обиделись на окружающий мир.

Ближний Восток бурлит и переустраивает свою жизнь уже целое столетие после Первой мировой. Вполне возможно, на это же уйдет и весь XXI век. Геополитическую кашу, заваренную в 1914-м, человечество будет вспоминать еще долго.



Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Робин Уильямс: Каким он парнем был!

Мир потрясла печальная  новость: один из самых известных голливудских комедийных актеров Робин Уильямс покончил с собой от депрессии и тоски.
На протяжении всей своей карьеры Уильямс много работал в жанре стэндап-комеди. В 2004 году он занял тринадцатое место в списке «100 величайших стэндап-комиков всех времен», опубликованном Comedy Central.
[Spoiler (click to open)]
Робин Уильямс, не стесняясь, рассказывал о своем прошлом пристрастии к алкоголю и наркотикам. И про эту свою жизнь с 35 до 40 лет всегда потом говорил: пять диких потерянных лет.

Он долго шёл к признанию и славе.

Робин Уильямс родился 21 июля 1951 года в Чикаго. Отец был одним из топ-менеджеров Ford Motors — отвечал в компании за Средний Запад. В одном из интервью Робин Уильямс вспоминал, как отец вышел из себя, когда он купил первую Toyota. «Покупай американское!» — кричал он.

Мать, француженка из Нового Орлеана, модель по профессии, говорила: «Мне кажется, что Робин был послан на землю, чтобы заставить нас смеяться.

Робин Уильямс рос в автомобильной столице страны Детройте и готовился к карьере политолога. Учитель из его детройтской школы, жизнь в которой была устроена по самым строгим законам частных учебных заведений, позднее стал источником вдохновения, когда Робин Уильямс играл Джона Китинга в «Обществе мертвых поэтов». Эта роль принесла ему номинацию на «Оскар».

Он признавался в том, что никак не мог преодолеть застенчивость, пока не поступил в театральную школу. Именно там стало ясно, что актерство его призвание. На его курсе в Джульярдской школе драмы учились 20 студентов. Двое получили право проходить специальную углубленную программу под руководством актера Джона Хаусмана. Это были Робин Уильямс и Кристофер Рив, прославившийся позднее благодаря роли Супермена.

Первой работой Робина Уильямса на телевидении было шоу Ричарда Прайора на NBC. Затем ему дали роль инопланетянина Морка в ситкоме «Счастливые дни». Его стиль и особенно талант творить новые характеры исключительно посредством голоса настолько впечатлили продюсеров, что они придумали целый спинн-офф «Морк и Минди». Фактически его сценарий строился вокруг уморительных импровизаций Робина Уильямса. К концу 1970-х Робин Уильямс серьезно вырос и как комик в традиционном для американской сцены формате stand-up comedy. Выпуская одно сольное шоу за другим, к 1986 году Робин Уильямс достиг высшей планки в этом жанре — получил приглашение вести церемонию «Оскар»

В скором времени Робину Уильямсу предстояло оказаться и в роли номинанта на награду Киноакадемии. Его выдвигали три раза — за каноническую роль радиодиджея в фильме «Доброе утро, Вьетнам!» (1987), за «Общество мертвых поэтов» (1989) и «Короля-рыбака» (1991). В 1993 году вместе с женой он создал продюсерскую компанию, первым релизом которой стала комедия с переодеваниями «Мисс Даутфайр». Единственный «Оскар» актер получил за лучшую роль второго плана в фильме Гаса Ван Сента «Умница Уилл Хантинг» (1997).

По предварительным данным, причиной смерти Робина Уильямса стало удушье. О причинах депрессии, которая привела к самоубийству комедианта, можно только догадываться. Как утверждают психиатры, Уильямса мог погубить "синдром грустного клоуна"Есть такое понятие - «маскированная», «улыбающаяся» депрессия или «депрессия клоуна», когда внешне человек искрится позитивом, а душа его разрывается от горя и пустоты. Он отгораживается от мира улыбкой и тратит на это последние психические силы. Маскированная депрессия, которой, скорее всего и страдал актер Робин Уильямс, очень опасна в плане развития наркотической зависимости, алкоголизма и суицида.


«Пиво — напиток вредный для организма»

В 1914 году правительство Российской империи вслед за крепкими напитками и винами ограничило, а затем и запретило продажу пива.
«Пиво — напиток вредный для организма»
"Чтобы не пролить на пол, пил над чаном"

Споры о том, спаивала ли российская власть народ или, наоборот, неустанно боролась с пьянством, продолжаются не первое десятилетие. И в этом нет ничего удивительного. Ведь эпизодов, убедительно подкрепляющих и ту и другую точку зрения, в русской истории хоть отбавляй.
[Spoiler (click to open)]Началась алкогольная история Руси, как принято считать, с бражки, медов, пива и хмельного кваса, готовить и потреблять которые в благословенные времена святого равноапостольного князя Владимира Святославича никто и никому не запрещал. Да и сам креститель Руси, по свидетельству летописцев, был не прочь "сотвори праздник велик, варя 300 провар меда" для подданных.

Лишь при сыне князя Владимира Ярославе Мудром в русских законах появились указания на обложение пошлиной хмельных напитков, а таможенными сборами — их импортируемых ингредиентов. При этом сборы с меда, солода и хмеля могли взиматься не только деньгами, но и готовой продукцией первых профессиональных производителей алкогольных напитков. А еще более чем век спустя, в 1150 году, появился сбор за право корчмить — торговать хмельным. Если верить некоторым знатокам алкогольной истории, даже после введения этих сборов никаких трений между властью и населением в питейных делах не возникало. Платежи не обременяли ни общины, ни солидных медоваров, ни торговцев горячительными напитками. Так что питие продолжалось по порядку, заведенному дедами и отцами.

Перелом, как утверждали те же знатоки, наступил после того, как князья и бояре стали передавать земли монастырям, установившим со временем новые порядки, позволявшие быстрее пополнять обительскую казну. Согласно новым требованиям, крестьяне, жившие на монастырских землях, обязывались являться к монастырскому приказчику, объявлять о том, сколько и какого спиртного напитка они собираются приготовить, и заплатить пошлину. Явка записывалась в специальную книгу, где указывалось количество разрешенного к производству пития, именовавшегося "явленным", а также количество дней, в течение которых его надлежит полностью употребить по назначению. Следующая порция произведенного спиртного облагалась новой пошлиной. Естественно, народ пытался уклониться от исполнения строгих монастырских правил, но пойманных с поличным ожидало взыскание крупной пени и нещадное битье плетьми.

Новый способ заработка на спиртном стали осваивать бояре и княжеские наместники, увеличивая доходы, но тем самым подталкивая народ к беспробудному пьянству в разрешенные для употребления явленного хмельного дни. В XV веке при великом князе московском Иване III появилась и монополия казны на отдельные виды напитков. А в следующем столетии в России появилась водка, способ изготовления которой позаимствовали у генуэзцев. Однако при Иване Грозном кабаки еще не получили широкого распространения и строились главным образом на ярмарках и торжках. А в повседневном быту сохранялись явленные меды и квасы и пиво домашнего приготовления.

Настоящее распространение пьянства, как утверждали историки, началось лишь во времена Бориса Годунова, открывавшего повсюду для пополнения оскудевшей казны "кружечные дворы" и прекратившего всякую борьбу со злоупотреблявшими спиртным подданными. Вслед за тем, чтобы еще больше повысить доходность от горячительных напитков были введены откупы — когда предприимчивые купцы или посадские люди выплачивали в казну оговоренную сумму за право торговли спиртным, а потом всеми силами и средствами пытались вернуть вложенные средства.

Время от времени вред от пьянства возрастал настолько, что правители отменяли откупы и начинали бороться с пропойцами самыми жестокими способами. Но как только в казне обнаруживались прорехи, начинали латать их привычным способом — восстанавливая торговлю "хлебным вином", пивом и медом. Слабоалкогольные напитки постепенно утрачивали популярность, и во времена первых Романовых купцы в северных русских городах, взявшие откупы на торговлю медом и пивом просили царя освободить их от этой службы, доводившей их до разорения.

Постепенно казенное производство медов и пива стало угасать и к моменту начала единовластного правления Петра I их изготовление стало исключительно домашним делом. Сам царь, пристрастившийся к пиву во время поездки по Европе, закупал для двора импортное, шотландское пиво. А для приучения к слабоалкогольному напитку западного образца подданных выписал английских пивоваров, продукция которых, правда, не пришлась по вкусу русским людям. Да и обстановка в пивных петровских времен оставляла желать много лучшего.

"Пиво это,— писал один из историков вопроса,— было слишком крепко и потому не годилось для утоления жажды. Держали его в открытых чанах, из которых всякий, пришедший на кружало, зачерпывал себе ковшом и, чтобы не пролить на пол, пил над чаном, куда и стекало обратно по бороде. К довершению удовольствия, принимавшиеся до Устава 1765 года заклады за выпитое пиво — рубахи, тулупы, онучи, и пр.— вешались на пивную кадку кругом, нередко сваливались в нее и плавали в пиве по нескольку часов".

После того как англичане, не добившись успеха, отправились восвояси, при дворе стало крепнуть мнение, что слабоалкогольные напитки вредят делу пополнения казны, отвлекая православный народ от водки. Однако к практическим действиям перешли лишь во времена императрицы Елизаветы Петровны, которая сама любила пиво и ввозила его из-за границы в количествах значительно превышавших те, что использовались во времена ее отца Петра I. Это не помешало ей в 1758 году ввести специальную пошлину, из-за которой пиво вместо 20-24 коп. за ведро поднялось в цене до 33 коп., а намного более любимый народом мед вместо 4 коп. за ведро стали продавать за 53 коп. Покупать водку стало гораздо выгоднее, и производство пива и меда сошло на нет.

Через несколько лет новая царствующая особа Екатерина II обеспокоилась беспробудным пьянством в народе и решила бороться с ним путем внедрения пива, благодаря чему к концу ее правления только в Москве действовало больше двухсот пивоварен. А в начале правления ее внука Александра I пиво считали едва ли не единственной альтернативой пагубному увлечению водкой и содержателям питейных заведений приказали ввести торговлю пивом в отдельных помещениях. Однако как только во время наполеоновского нашествия возникла нужда в деньгах, откупщикам дали полную свободу, и они в считанные месяцы разорили почти все пивные производства. И подобная картина наблюдалась почти на всем протяжении XIX века. Лишь после отмены откупов пивоваренные заводы стали появляться по всей Российской империи. К 1883 году в стране действовало 1652 пивоваренных завода и 588 медоваренных. А к 1896 году ежегодно вырабатывалось 28 млн ведер пива, которое через 1425 складов попадало в 8967 пивных лавок, 40 060 трактиров и 73 113 винных лавок и погребов.


Карикатура 1914 года


"Путем понижения крепости его примерно до 3%"

Качество российского пива оставляло желать много лучшего, а немалое число пивоваренных фирм имели пристрастие к недоливу своего продукта в бочки и бутылки. Это не мешало бизнесу успешно развиваться, но в 1910-х годах в стране началась очередная кампания против народного алкоголизма. Ее апологеты доказывали, что пьянство — страшнейшее из всех зол, и требовали запретить производство и продажу любых алкогольных напитков. Некоторое время блюстителям интересов казны удавалось держать оборону и не допускать снижения выпуска и продажи алкоголя. Но антиалкогольная агитация произвела существенное впечатление на императрицу Александру Федоровну, имевшую значительное влияние на супруга — Николая II. Так что правительственным чиновникам не оставалось ничего другого, как идти на уступки. В начале 1914 года были наложены ограничения на торговлю спиртным навынос. Но еще более удобным поводом для введения ограничения продажи спиртного стала мировая война. Народу объявляли, что мера эта — временная, на период мобилизации, чтобы во время сбора и переброски войск не случилось никаких пьяных инцидентов с оружием.

Запрет на продажу спиртного и в самом деле сначала вводился временно. Но перед окончанием срока его действия — 15 августа 1914 года по старому стилю — правительство вновь вернулось к вопросу о сухом законе. Министрам требовались ответы на вопросы, "с какого срока представлялось бы нужным восстановить свободную торговлю означенными напитками и какие переходного характера меры являлись бы наиболее целеесоответственными, дабы избегнуть слишком резкого перехода от полного воспрещения торговли навынос к свободной продаже питей". Ответ на них предстояло дать ответственному за бюджет страны министру финансов Петру Барку.

"Министр финансов,— говорилось в протоколе заседания правительства,— изустно заявил в присутствии Совета, что по его, действительного статского советника Барка, мнению, с 16 числа сего месяца возможно было бы разрешить продажу виноградных вин, не подлежащих акцизу. Что же касается всех прочих, помимо виноградных вин, крепких напитков, не исключая казенного вина и спирта, то казалось бы вполне правильным продлить существующее воспрещение торговли ими во всяком случае до 1 числа наступающего сентября месяца, не предрешая в настоящее время вопроса о дальнейших в этом направлении мерах".

Однако прогрессивная общественность в лице местного самоуправления выступила против возобновления продажи любых спиртных напитков, включая пиво. И в канун 1 сентября состоялось новое обсуждение вопроса.

"Министр финансов, основываясь на отзывах должностных лиц высшей на местах администрации, а также на заключениях представителей органов местного общественного самоуправления о нежелательности восстановления свободной торговли указанными выше напитками, вошел в Совет Министров с представлением о дальнейшем, сроком до 1 октября 1914 года, продлении существующего воспрещения продажи их навынос, а также действующих в отношении распивочной портерной и пивной торговли ограничительных постановлений".

Однако против выступил министр промышленности и торговли Тимашев: "Совет министров,— записали в протоколе,— выслушал прежде всего изустные по оному объяснения министра торговли и промышленности, указавшего, что установленное со времени объявления мобилизации воспрещение продажи пива и портера поставило многочисленные в России пивоваренные заводы в затруднительное положение. Предприятия эти терпят ныне столь крупные убытки, что, по имеющимся в торгово-промышленном ведомстве сведениям, в случае дальнейшего, после 1 октября, продления установленных в отношении торговли пивом ограничений большинство из них будет вынуждено ликвидировать свою деятельность. Не подлежит, однако, сомнению, что прекращение действий целой группы заводов, являющихся крупными потребителями произведений отечественного сельского хозяйства, дающих заработок значительному числу рабочих и уплачивающих немалые суммы в доход государственного казначейства, не может быть признано желательным. Поэтому тайный советник Тимашев, всецело сочувствуя всяким мерам борьбы против пьянства и, с этой точки зрения, отнюдь не возражая против ныне заявленного финансовым ведомством предположения, полагал бы, со своей стороны, однако же необходимым безотлагательно озаботиться изысканием возможных способов к ограждению интересов нашей пивоваренной промышленности при непременном, конечно, условии ненанесения этим ущерба делу охранения народной трезвости".

И в результате правительство предложило компромиссное решение — уменьшение крепости пива.

"Совет Министров признал желательным, чтобы в течение времени, остающегося до окончания срока (1 октября) безусловного воспрещения торговли продуктами пивоварения, были по возможности изысканы способы для ослабления вредных сторон потребления пива, прежде всего путем понижения крепости его примерно до 3% и во всяком случае не свыше 4%, и выработки действительных мер контроля за выносной и распивочной пивной торговлей. Не предрешая подробностей таковых мероприятий, Совет министров нашел наиболее целесообразным образовать для всестороннего обсуждения настоящего дела особую, при Главном управлении неокладных сборов и казенной продажи питей, комиссию из представителей всех ближайше заинтересованных ведомств с тем, чтобы заключения комиссии были засим внесены министром финансов установленным порядком на уважение Совета Министров".

Правительство также констатировало, что меры по запрещению продаж спиртного действуют отнюдь не повсюду и весьма странным образом: "Несмотря на общее в Империи воспрещение торговли пивом, в Риге, по заявлению министра путей сообщения, таковая имела место; торговля виноградным вином, разрешенная в Москве, не разрешена в Петрограде; правила, регулирующие распивочную торговлю в заведениях трактирного промысла и в буфетах при железнодорожных станциях, даже в одних и тех же местностях различны. Вместе с тем и целесообразность предоставления права торговли всеми без исключения крепкими напитками ресторанам I разряда, как ничем не оправдываемое изъятие из общего для всех заведений трактирного промысла запрещения, представляется, по существу, сомнительной".


Некоторые сорта пива были признаны "непатриотичными".

"Постепенность сулит более верный успех"

Комиссия по установлению судьбы пива отработала в положенные сроки, но договориться ее членам так и не удалось. Два члена комиссии Саблер и Маклаков, настаивали на самом радикальном варианте — полном запрете пива: "В настоящее время Правительство, следуя по предуказанному державной волей Монарха пути, установило ряд ограничительных в отношении потребления спиртных напитков мероприятий, граничащих с совершенным недопущением проникновения в широкие круги населения могущих вызвать опьянение питей. Благодетельные последствия этих мер очевидны, и не будет преувеличением сказать, что следствием их явилось духовное и нравственное перерождение сотен тысяч людей, изнемогавших ранее под влиянием пагубного соблазна. Влияние воспрещения торговли спиртными напитками на успешность нашей мобилизации и на дух армии общепризнанны. Равным образом ни для кого не тайна сокращение преступности и повышение работоспособности, явившиеся неоспоримым последствием решительных мер против пьянства, этой вековечной язвы, разъедавшей могучий организм нашего народа. Казалось бы, при таких условиях нет решительно никаких оснований колебать столь благоприятно сложившееся положение вещей и вновь подвергать народные массы тому соблазну, против которого устоять,— как это давно уже испытано,— они не могут. Таким именно соблазном, несомненно, и послужит разрешение продажи пива. Дешевое по цене, привычное для населения, оно в связи с воспрещением продажи прочих крепких напитков, безусловно, сразу же получит весьма широкое распространение. Между тем опьяняющие свойства пива настолько значительны, что потребление его может свести на нет все принятые до сего времени к утверждению трезвости меры".

Иной точки зрения придерживался председатель комиссии и десять ее членов: "Прочное утверждение трезвости в населении не может быть достигнуто путем одних только запретительных в области потребления каких бы то ни было крепких напитков постановлений. Напротив того, нельзя не опасаться, чтобы слишком решительные в этом направлении меры не привели к совершенно обратным последствиям. Так, с одной стороны, огульное воспрещение всех без исключения содержащих в себе алкоголь привычных для населения предметов потребления (безотносительно степени приносимого ими вреда) легко может вызвать неудовольствие в широких кругах населения и тем самым нарушить столь необходимое между правительственной властью и общественным самосознанием взаимодействие, при отсутствии коего сколько-нибудь прочное укрепление начал трезвости недостижимо. С другой стороны, нельзя не считаться и с тем обстоятельством, что слишком резкий переход от свободной торговли как хлебным вином, так равно и всеми прочими крепкими напитками,— к совершенному воспрещению продажи каких бы то ни было питей, заключающих в себе хотя бы минимальное содержание алкоголя, повлечет за собой опасное развитие тайного винокурения со всеми отрицательными его последствиями, не говоря уже о возможности усиленного распространения потребления всевозможных суррогатов спиртных напитков: денатурированного спирта, эфира и т. д. С изъясненной точки зрения, казалось бы, некоторая постепенность в деле насаждения трезвости сулит более верный успех, нежели коренная ломка вековых привычек широких кругов населения. Поэтому, воспрещая продажу хлебного вина, надлежит отнюдь не запрещать потребления хотя и спиртных, но менее вредных напитков, способных до некоторой степени заменить в обиходе водочные изделия и тем предотвратить неизбежные в противном случае искания суррогатов прежнего хлебного вина. При таких условиях нет достаточных оснований и к воспрещению продажи пива, являющегося по своей относительной слабости — в сравнении не только с хлебным, но даже и с разрешенным к продаже виноградным вином — почти безвредным".

Ввиду расхождений между членами комиссии два противоположных мнения отправили на рассмотрение императора, и он неожиданно для антиалкогольных радикалов согласился со вторым.

Оставалась еще проблема с уже выпущенным, но не проданным крепким пивом. Его в конце концов решили продавать без переделки, как есть. Ведь интересы отрасли, в которой было занято почти 275 тыс. человек, оказались близки Совету министров. Однако вслед за тем последовали обещанные министром финансов меры. 31 октября 1914 года правительство рассмотрело вопрос об увеличении акцизов на пиво.

"В главнейших своих чертах,— говорилось в решении,— сущность ныне заявленных действительным статским советником Барком предположений сводится при этом к нижеследующим основным положениям. Предельная крепость допускаемого к изготовлению пива определяется в 3,7% содержания по объему спирта, нормальной же крепостью признается 3%; при изготовлении пива нормальной крепости акциз с пивоварения устанавливается в 6 руб. с пуда поступающего в затор солода, если содержание экстракта в первоначальном сусле по показанию сахарометра не превышает семи градусов; при варке же пива крепостью свыше 3% и до З,7%, а также при выходе сусла плотностью свыше семи градусов взимается сверх основного еще и дополнительный акциз в размере 3 руб. с пуда солода; ...ввиду предотвращения изготовления и последующего выпуска в продажу пива свыше установленной предельной крепости (3,7% содержания алкоголя) проектируется повысить уголовную за производство, хранение и продажу такового ответственность".

Пивовары, понесшие серьезные потери после долгого простоя, оказались не в состоянии платить акцизные сборы, а потребители предпочитали подорожавшему пиву самодельную бражку. Руководители отрасли обращались за помощью даже к заклятым врагам — Постоянной комиссии по борьбе с алкоголизмом при Русском обществе охранения народного здравия, на что последняя ответила: "Пиво всякой крепости должно определяться не иначе как "спиртной напиток". Пиво — напиток вредный для организма. Оно — не питательный напиток. При остальных равных условиях 2%-ное пиво хотя, казалось бы, и представляет для народа много меньше опасностей, чем 4%-ное, однако, оно сделается опасным и даже худшим злом, чем 4%-ное пиво, ввиду вредных примесей, которые будут прибавляться для получения наркотического воздействия 2%-го пива на психику. Возрастание потребления пива ничуть не уменьшает потребление водки. Разрешение свободной продажи пива, при запрещении продажи водки, создаст пивной алкоголизм не только между мужчинами, но и между женщинами и детьми. В особенности опасно допущение продажи пива для народного здравия во время войны и в ближайшие годы после нее".

Комиссия по борьбе с алкоголизмом обратилась к органам местного самоуправления с тем, чтобы они повсеместно и полностью запрещали продажу любых алкогольных напитков, и местные власти последовали этому призыву.

Безусловно, это была победа над вековой привычкой русского народа к питию. Вот только никто не подумал о том, насколько она уместна и полезна в кризисное время. Уже очень скоро масштабы самогоноварения превысили все мыслимые пределы, а количество отравившихся различными суррогатами спиртного выросло в 10-15 раз. А главное, пролетариям оказалось нечем снимать стресс от тяжелой работы в условиях военного времени. И это в немалой степени способствовало успеху агитации. Но не сторонников трезвости, а разнообразных антимонархических партий.

Чем занялись разагитированные массы в 1917 году, хорошо известно.



Самые большие джипы!!!

Машина для мужчины — это его лицо, статус и положение в обществе. Чем больше егочетырехколесный друг, тем уверенней чувствует себя самец и в жизни, и на дороге. Вспомнишь только шейха Хамада бен Хамдана Аль Нахайяна, и сердце замирает. Являясь одним из членов влиятельной семьи в ОАЭ, он рассекает по пыльным дорогам на большом джипе. Внедорожник шейха изготовлен на базе Willys по индивидуальному заказу правящего араба.
Сегодня мы представляем вам топ 10 Самых больших джипов в мире, о которых мечтает любой настоящий мужчина,  да и некоторые особо уверенные в себе женщины.

1. Hummer H1 Alpha. От него военные в восторге

Hummer H1 Alpha
По сути и ощущениям этот джип похож на обычный грузовик. Оно и понятно, ведь его «душа» жаждет войны и сражений. Внедорожник не может похвастаться удобством и комфортом, но разве место такому «монстру» на гражданских дорогах? Да и военные особую страсть к мягким креслам не испытывают.

2. Знакомьтесь! Это «Тигр»

[Spoiler (click to open)]Джип Тигр

Этот джип производит Арзамасский авто концерн. Гигант-внедорожник выглядит, как настоящий мужчина: он суров, брутален и смотрится устрашающе. Самое главное, что этот внедорожник бронирован и снабжен баллистической защитой. Объем двигателя «Тигра» составляет 3,2 литра, а мощность — целых 215 лошадиных сил.

3. Chevrolet Suburban. Живи и катайся

Chevrolet Suburban
Этот внедорожник съедает на сотню километров целых 30 литров. Но на то он и гигант, чтобы покорять дороги, вызывать зависть и обгонять остальные машины, как стоячие. Несмотря на габариты и мощность, джип довольно плавно идет и красиво смотрится как снаружи, так и в салоне.

4. Ford Excursion. Джип для достойных

Ford Excursion
Длина этого монстра – 5,76 метра, а масса — почти 3 тонны. Зато разгоняется такой джип за считанных 9 секунд и рвет с места в карьер. Жаль, что версию Limited в силах приобрести для собственных нужд может только зажиточный парень, у остальных же на эту мощь кредитов не хватит.

5. Chevrolet Tahoe. Мощь бывает экономной

Chevrolet Tahoe
Chevrolet Tahoe помимо своей солидности может порадовать хозяина еще и экономичностью. Мощность джипа не так высока, но зато вы получаете главное преимущество: всего10 литров топлива в расчете на 100 километров дороги. Престижно и по карману не бьет!

6. Nissan Patrol. Ставка на стиль и надежность

Nissan Patrol
О таком джипе мечтает каждый уважающий себя охотник, рыбак и любитель путешествовать. Хотя бы потому, что «патруль» сопроводит вас на любом бездорожье. Все дело в жестких мостах внедорожника, которые и помогают преодолевать на нем крутые склоны и непроходимые препятствия.

7. Infiniti QX56. А бывает больше?

Infiniti QX56
Infiniti QX56 совсем невысок — два метра роста, которые при первом взгляде на внедорожник могут удивить любого. Но главная фишка «малыша» заключается в другом: 4-х режимная трансмиссия, невероятная мощность в 325 лошадиные силы и объем движка в 5,6 литров! Бездорожье с ним не помеха!

8. FordF-250 SuperChief. Пикап самоуверенности

FordF-250 SuperChief
Длина этого внедорожника чуть больше 6 метров, а объем «движка» целых 6,8 литров. Его удвоенные топливные баки обеспечивают езду без дозаправки до 800 километров. Кушает «самец» как бензин, так и смеси на его основе и даже водород. Красавец всеядный и очень шикарный.

9. Mercedes-Benz GL. То ли джип, то ли лимузин

Mercedes-Benz GL
При знакомстве с этим джипом покупатель может решить, что ему предлагают лимузин. Да, если не учитывать его проходимость и стойкость относительно всех дорожный условий. Кресла в нем мультиконтурные, движок вмещает в себя 388 «лошадей», а понижающая передача и полный привод делают из почти что лимузина самого настоящего героя!

10. Cadillac Escalade. Роскошная надежность

Cadillac Escalade
Этот заокеанский внедорожник сведет с ума не одного любителя больших машин. Он шикарен во всем, начиная от салона, заканчивая свой силой. Это 6,2 литра в объеме двигателя и мощность на уровне 403 лошадиных сил. Даже в диких условиях стужи и зноя внедорожник Cadillac Escalade вас не подведет, а это много стоит.

Запорожцы пишут письмо!!!! Или снова об Украине!!

Тихо и незаметно в России и Украине прошел 360-летний юбилей Переяславской рады – исторического решения запорожского казачества перейти «под руку» московского царя.
Понятно, что на Украине сегодня не до праздников и памятных дат – к тому же, наблюдая за уличными боями в центре Киева, у стороннего наблюдателя возникают сомнения и в единстве самого украинского государства. К тому же для нынешней Украины, отстраивающей свою национальную идентичность по принципу «Украина – не Россия», любое упоминание о Переяславской раде – как соль на кровоточащие раны национальных амбиций.

Юбилей не заметили и в России, где также взят курс на размежевание с родственным народом. Дело дошло до абсурда – россияне готовы посылать солдат проливать кровь за горные уголки Кавказа, где проживают абсолютно враждебные и чуждые нам даже на ментальном уровне племена, но отворачиваются от самого близкого по духу и по крови народа.

Впрочем, ничто не ново под луной – такие трения между русскими и украинцами происходили в истории постоянно. Еще более непросто происходило наше объединение 360 лет назад – было и столкновение интересов, и национальные комплексы, и политические ошибки. Но тем не менее, народы преодолевали в себе все обиды и комплексы и находили силвы и причины для того, чтобы держаться друг друга.

Яркий тому пример – история главного символа свободолюбивого украинского духа, кошевого атамана запорожцев Ивана Серко, главного героя картины Ильи Ефимовича Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».



Cимволичен и сам сюжет этой картины: потрепанные в боях, но не утратившие боевого духа казаки сочиняют оскорбительное послание самому сильному правителю той эпохи – султану Османской империи, державы, перед которой трепетали все европейские государства. И вот эти босяки, собравшись после боя за походным столом, вместе сочиняют ответ на высокjмерный турецкий ультиматум: [Spoiler (click to open)]
- Грицко, пиши так: «Ты, султан, чорт турецкий, и проклятого чорта брат и товарищ, и самого Люцеферя секретарь!»

И сразу же стоявшие вокруг казаки взорвались дружным хохотом. Даже вечно угрюмый куренной и тот заулыбался, обнажив щербатый рот и мелкие осколки зубов, выбитых тяжелой шляхетской саблей. Но атаман и не думал улыбаться. Пожевав чубук своей старой трубки, продолжил:

- Пиши дальше: «Какой ты к чорту лысому лыцарь, коли даже голой сракой ежака не прибьешь!»

Тут уж весь казачий круг задохнулся от хохота: ну, атаман, ну, дает!..



Посмотрите в самый центр картины – вот он, кошевой атаман Иван Дмитриевич Серко, главный герой всего сюжета. Непобедимый Урус-шайтан, проклятие детей и матерей Бахчисарая, враг Польши и всей католической церкви. Личность настолько легендарная, что и сегодня историкам, рассказывая о походах славного атамана, порой совершенно невозможно отделить реальность от вымысла и сказки.

Даже на картине Репина мы видим придуманный портрет атамана - ведь Илья Ефимович не знал, как на самом деле выглядел Иван Серко. Поэтому на картине Репин изобразил киевского генерал-губернатора Михаила Ивановича Драгомирова – героя русско-турецкой войны, круглобокого весельчака и балагура, о котором даже в Петербурге травили байки, и самая известная из них рассказывала о том, как Драгомиров, запамятовав про именины императора Александра III, с трехдневным опозданием послал Государю поздравительную телеграмму: «Третий день пьем здоровье Вашего Величества!». В общем, Репин не зря решил одеть на голову генерала Драгомирова стрелецкую шапку-мурмолку и представить его в образе лихого казачьего атамана-хитрована. Рядом расположились не менее известные люди: например, голый по пояс картежник, сидящий за столом, это Константин Белоновский, педагог народной школы, а смеющийся толстяк - известный журналист Владимир Гиляровский. Рядом с ним стоит солист Мариинского театра Федор Стравинский, отец композитора Игоря Стравинского, чуть поодаль - художник Ционглинский из Императорского Общества поощрения художеств, художник Кузнецов из Академии художеств, далее - писатель Мамин-Сибиряк, обер-гофмейстер двора его Величества князь Алекссев и профессор Петербургской консерватории Александр Рубец. Собственно, это было своеобразное «ноу-хау» художников той эпохи: собирая на таких коллективных портретах известных людей, живописцы подогревали интерес публики к картинам. И повышали цену за полотно.

Много лет спустя – в 50-е годы прошлого века, при строительстве Каховского водохранилища строители вскрыли могилу атамана Серко и передали найденные останки в Москву, в мастерскую известного академика Герасимова, занимавшегося реконструкцией портретов исторических личностей по их черепам и костным останкам. И выяснилось, что реальный Иван Серко не имел ничего общего с широко распространенным типажом казака «а-ля Тарас Бульба». Вместо упитанного толстячка перед учеными предстал поджарый двухметровый атлет нордического типа – примерно так же мог выглядеть варяжский конунг Рюрик или сам князь Святослав.

Настоящий Иван Дмитриевич Серко родился близ Винницы в Подолье – тогда эти земли входили в состав Речи Посполитой. В каком году родился Серко, кто были его родители, во сколько лет он выступил на историческое поприще — это остается неизвестным. Впрочем, в некоторых дошедших до нашего времени письмах к Серко, написанных от имени польского короля Яна Собеского, казачий атаман называется «уродзоным» - то есть, «рожденный шляхтичем», из чего можно заключить, что Серко был родом был из мелкопоместного православного дворянства. (Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь выходцами из шляхетских родов были многие из известных казаков: Вишневецкий, Наливайко, Сагайдачный, Хмельницкий, Выговский и Мазепа.)



Впервые в исторических документах фамилия Серко появляется в 1644 году, когда атаман Богдан Хмельницкий подписал с послом Франции графом де Брежи договор о найме 2,5 тысяч казаков из Войска Запорожского в армию Людовика II де Бурбон, принца де Конде, который собирался воевать против Испании. В договоре фигурировали имена еще двух атаманов: Золотаренко и Серко. И вот, в октябре 1645 года казаки прибыли во французский порт Кале, а уже в 1646 году запорожцы участвовали в осаде крепости Дюнкерк (интересный момент: в осаде Дюнкерка принимал участие и граф Шарль д’Артаньян, исторический прототип героя знаменитого романа А. Дюма). Кто знает, возможно, Серко мог бы и дальше продолжить карьеру командира первого «иностранного легиона» на службе французского короля, но тут на Украине вспыхнуло восстание Богдана Хмельницкого против польских магнатов. И атаман Серко поспешил домой.

Это был поворотный момент всей украинской и русской истории.

Собственно, это уже было не первое восстание казаков против польских магнатов, проводивших, говоря современным языком, рейдерские захваты земли. Только в начале XVII века в Речи Посполитой было зафиксировано пять крупных восстаний, которые были жестоко подавлены поляками.

Поводом к началу нового восстания стало новое проявление магнатского беспредела. Агенты олигарха их города отняли у реестрового полковника Богдана Хмельницкого хутор Суботов, убили его десятилетнего сына и увезли женщину, с которой он жил после смерти жены. Хмельницкий начал искать суда и управы на эти бесчинства, но польские судьи нашли, что он не был обвенчан должным образом, да и нужных документов на владения Суботовым не имел. Затем Хмельницкий как «подстрекатель» был брошен в тюрьму, из которой его и освободили друзья. Личное обращение к польскому королю оказалось безуспешным – как говорит легенда, король так ответил полковнику: «У тебя есть твоя сабля…». Дескать, тывои проблемы, как хочешь, таки решай.

Хмельницкий отправился на острова ниже Запорожской Сечи, за границу владений Польши, где быстро собрал отряд казаков. В том числе к нему и присоединился атаман Серко.

Когда же Хмельницкий осознал, что выжить "в одиночку" в Европе XVII века практически невозможно, он и написал письмо русскому царю Алексею Михайловичу: «В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовисмо, до которогосмо з найнижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо».

Это был абсолютно просчитанный расчет, построенный на знании экономических, международных и внутриукраинских реалий того времени. К тому же, ни один другой союз не давал Украине гарантий сохранения религии и языка, равноправной культурной жизни. Впрочем, решение о воссоединении непросто принималось и в России: союз с казаки грозил стране новой войной как с турками, контролировавшими Правобережье Днепра, так и с сильной Речью Посполитой, а ведь всего несколько десятилетий назад польский гарнизон стоял в Кремле. Поэтому неудивительно, что для обсуждения предложения Хмельницкого в Москве дважды собирались Земские соборы — представительные органы той эпохи. И на соборе 1653 года был дан четкий ответ на обращение Богдана Хмельницкого и Запорожского войска.



Но вернемся к нашему славному атаману Серко.

Воевал Иван Дмитриевич отлично, и после заключения в 1654 году Переяславского договора о вечном союзе Украины и России он был пожалован от русского царя воинским званием полковника.

И как русский полковник Серко организовал несколько рейдов на ногайцев – вассалов Крымского хана Мехмеда IV Гирея, которые проживали в Причерноморских степях. В те годы основным промыслом ногайцев была работорговля – он нападали на украинские города и села, мужчин вырезали, а женщин и детей уводили в плен, что бы потом продать живой товар на невольничьих рынках Бахчисарая.

Сохранилось письмо Ивана Сирко к царю Алексею Михайловичу, написанное в мае 1664 года: «Исполняя с Войском Запорожским службу вашему царскому пресветлому величеству, я, Иван Серко, пошел на две реки, Буг и Днестр, где Божиею милостью и предстательством Пресвятой Богородицы и вашего великого государя счастьем, напав на турецкие селения выше Тягина города, побил много бусурман и великую добычу взял. Оборотясь же из-под турецкого города Тягина, пошел под черкасские города. Услыша же о моём, Ивана Сирка, приходе, горожане сами начали сечь и рубить жидов и поляков, а все полки и посполитые, претерпевшие столько бед, неволю и мучения, начали сдаваться. Чрез нас, Ивана Серка, обращена вновь к вашему царскому величеству вся Малая Россия, города над Бугом и за Бугом, а именно: Брацлавский и Кальницкий полки, Могилев, Рашков, Уманский повет, до самого Днепра и Днестра; безвинные люди обещались своими душами держаться под крепкою рукою вашего царского пресветлого величества до тех пор, пока души их будут в телах…»

Именно в те годы полковник Серко и заработал себе прозвище Урус-шайтан, то есть, «Русский черт», которым татарские женщины пугали непослушных детей. Сохранилась даже легенда о том, как атаман Серко, возвращаясь из похода в Крым, увидел, что среди нескольких тысяч освобожденных их плена славян есть и такие, кто за время рабства добровольно принял ислам. Бывшие соотечественники умоляли запорожцев позволить им вернуться к своим господам. Серко вначале разрешил, но затем догнал с казаками вероотступников и всех безжалостно перебил. И только сказал: «Простите нас, братья, встретимся на Страшном Суде…».

Всего же Серко 12 раз избирался кошевым атаманом Запорожской Cечи, провел свыше двухсот успешных походов как против турок, так и против поляков.

В 1672 году полковник Серко повернул и против Российского царя. Как выяснилось, во всем была виновата политика: гетман Левобережной – то есть, про-Российской - Украины атаман Демьян Многогрешный был заподозрен в переговорах с гетманом Правобережной Украины Петром Дорошенко, вассалом Крымского ханства. На Многогрешного написали донос в Москву, и царь Алексей Михайлович решил сместить подозрительного гетмана, передав все его атаману Ивану Самойловичу. Но вот кошевой атаман Сечи Иван Серко и верные ему казацкие старшины выступили против такого кадрового решения, настаивая, что гетмана оговорили.

Дело закончилось тем, что по приказу царя атаман Серко был арестован и направлен в ссылку в Тобольск.



В ссылке Серко пробыл недолго - назревала большая война с Турцией, и Ивана Дмитриевича вернули на Украину. Он организовал ряд успешных походов в Крым, взял Арслан, Очаков и др. В том же году Серко выдал Москве лжецаревича Симеона Алексеевича и получил от царя богатое «пожалование». И в 1676 году атамана Серко и решил переменить к себе на службу турецкий султан Мехмед IV по прозвищу Охотник, который написал запорожским казакам специальное письмо-обращение. Его стоит процитировать целиком: «Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Ибрагима I, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться».

Конечно, по современным меркам, стиль послания звучит несколько напыщенно и высокомерно, но вот по стандартам XVII века обращение султана, который обычно в своих посланиях не скупился на кары и проклятия, читалось как эталон дипломатической деликатности. Вот, например, как Мехмед IV писал в Вену императору Леопольду I: «Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил, не теряя времени, сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей….»

По сути, письмо султана к запорожским казакам - это вежливое приглашение к союзу с вассальной Правобережной Украиной.

Предложение было заманчивым: Османская империя была на подъеме – опорные крепости турок находились в Хотине и Каменец-Подольском, а через несколько лет огромная турецкая армия возьмет Вену в осаду. Россия – дикая, варварская, только-только встающая на ноги после Смуты.

Переход Ивана Серко на сторону Правобережной Украины мигом бы изменил всю политическую ситуацию в регионе. Это не преувеличение: к тому времени уже умер Богдан Хмельницкий, умер и его ставленник Иван Выговский, и Серко, по сути, оставался самым авторитетным и влиятельным из старших казачьих атаманов.

Возможно, Россия навсегда бы потеряла украинские степи и выход к Черному морю, возможно, завоевательный поход турок в Европу закончился бы совсем с иным итогом.

Повторюсь, у Ивана Дмитриевича не было никаких личных причин любить русского царя, но тем не менее, он предпочел союз с русскими. Какими соображениями он руководствовался – кто теперь узнает? Возможно, он опасался за православную веру , хотя султан Мехмед, желавший заручиться поддержкой козаков, был подчеркнуто толерантен в отношении христиан. Или же он переживал за славянское братство, понимая, что только вместе наши народы и могут выжить? Или он каким-то внутренним чутьем уловил, что только с Россией украинцы имеют шанс на сохранение национальной идентичности?

Ответ атамана Серко не блистал дипломатическими словесными оборотами, зато содержал в себе изрядную долю народного юмора и русского мата.

«Ты, султан, чорт турецкий, и проклятого чорта брат и товарищ, и самого Люцеферя секретарь! – писал ему Иван Серко. - Какой ты к чорту лысому лыцарь, коли даже голой сракой ежака не прибьешь! Чорт высирает, а твое войско пожирает. Не будешь ты, сукин ты сын, сынов христианских под собой иметь, твоего войска мы не боимся, землей и водой будем биться с тобой, распроеб твою мать. Вавилонский ты повар, Македонский колесник, Иерусалимский пивовар, Александрийский козолуп, Большого и Малого Египта свинопас, Армянский ворюга, Татарский сагайдак, Каменецкий палач, всего света и подсвета дурак, самого аспида внук и нашего хуя крюк. Свиная ты морда, кобылиная срака, мясницкая собака, некрещённый лоб, мать твою еб. Вот так тебе запорожцы ответили, плюгавому. Не будешь ты даже свиней у христиан пасти. Этим кончаем, поскольку числа не знаем и календаря не имеем, месяц в небе, год в книге, а день такой у нас, какой и у вас, за это поцелуй в жопу нас! Подписали: Кошевой атаман Иван Сирко со всем лагерем Запорожским».

Конечно, сам султан Мехмед IV никогда не читал этого письма казаков – этот замечательный образец эпистолярного жанра никогда не покидал пределов Сечи в составе дипломатической почты, и уж тем более никогда не попадал в канцелярию султана в Стамбуле. Скорее всего, казаки, потешившись вволю, оставили это письмо в архиве вместе с остальными бумагами, а уж свой ответ султану они дали вовсе не пером, а саблей и мушкетом. После получения письма от султана запорожцы организовали несколько удачных походов Крым: города и села было предано огню и мечу, а татарский хан едва успел выскочить из Бахчисарая.

Вскоре Иван Дмитриевич Серко отошел от дел, а в 1680 году умер – в собственной усадьбе в селе Грушевка на самом берегу Днепра.



А вот его знаменитое письмо зажило своей жизнью. Известно, что впервые письмо запорожцев было опубликовано в третьем сборнике «Временника» - собрании различных документов XVII века. Среди многочисленных летописных документов значилось и два письма: «Список с письма, каков прислан в Чигирин к казаком от турскаго салтана июля в 7 день 1678 году» и «Ответ от казаков из Чигирина салтану». В 1872 году журнал «Русская старина» опубликовал эту «переписку» по трем спискам с комментариями Н. И. Костомарова.

Журнал попался на глаза известного этнографа Якова Павловича Новицкого, а тот, в свою очередь, передал журнал молодому историку Дмитрию Ивановичу Яворницкому, который уже тогда прославился тем, что создал в Екатеринославском (будущем Днепропетровском) университете кафедру украиноведения.

Помимо этого Яворницкий был вхож и в художественную артель «Абрамцево», существовавшую на даче известного мультимиллионера Саввы Ивановичу Мамонтова под Москвой. Здесь, в этом дивном уголке подмосковного леса под Сергиевым Посадом, жила уникальная коммуна художников и поэтов -В. Д. Поленов, В. М. Васнецов, В. А. Серов, И. Е. Репин, М. В. Нестеров, И. И. Левитан,М. А. Врубель, Ф. И. Шаляпин, М. Н. Ермолова, которые стремились их крупиц прошлого воссоздать «неорусский стиль». Итак, вторая половина 19 века – время европейского романтизма, когда во многих странах Европы в пику классическому искусству воссоздается альтернативное «народное искусство» – это своего рода новый Ренессанс, возрождение подавленного классицизмом народного искусства – априори чистого, настоящего, незамутненного. Именно ради этой цели старовер Мамонтов и созвал в свою усадьбу самых одаренных художников и поэтов России – создать новое национальное русское искусство.

И вот, Яворницкий передает журнал с «козацкой перепиской» своему земляку из Екатеринославской губернии художнику Илье Репину.

Чтение ответа атамана Серко привело художника в полный восторг. Репин писал: «До учреждения этого рыцарского народного ордена наших братьев десятками тысяч угоняли в рабство и продавали как скот на рынках Трапезонта, Стамбула и других турецких городов. Так дело тянулось долго… И вот выделились из этой забитой, серой, темной среды христиан — выделились смелые головы, герои, полные мужества, героизма и нравственной силы. «Довольно,—сказали они туркам,— мы поселяемся на порогах Днепра и отныне — разве через наши трупы вы доберетесь до наших братьев и сестер».

Первый карандашный набросок на тему «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» Репин сделал в июне 1878 года. Уже через год он написал эскиз маслом, который и сегодня хранится в Третьяковской галерее – многие его принимают за «второй вариант» известной картины.

Но между эскизом и картиной лежит не просто разница в композиции. В процессе написания Репин ощутил, что ему как воздух не хватает конкретных знаний о запорожцах. За помощью он обратился к историкам, археологам, собирателям древностей, потом Репин вместе со своим тогдашним учеником Валентином Серовым сам едет в Запорожье, посещает Одессу, Киев. Листы его альбомов заполняются набросками типов, пейзажей, предметов казацкой древности.

Его дочь Вера вспоминала: «Почти каждый день папа читал вслух о запорожцах по-малорусски… Мы уже знали постепенно всех героев: атамана Сирко с седыми усами, казака Голоту — «не боится ни огня, ни меча, ни болота». Сын художника Юра Репин сам ходил как козак - обритый, с одним чубом-оселедцем на голове, в красных шароварах. Репин был увлечен до такой степени, что не мог заниматься ничем другим.

«Никто на свете не чувствовал так глубоко свободы, равенства, братства! – восклицает в одном из писем Репин. - Без отдыха живу с ними, нельзя расставаться, веселый народ… Недаром про них Гоголь писал, все это правда! Чертовский народ!..»

В целом Репин работал над темой «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» почти 12 лет.

В 1891 году «Запорожцы» были впервые показаны на персональной выставке Репина. После шумного успеха на нескольких выставках в России и за рубежом – «запорожцы» в том же году побывали в Чикаго, Будапеште, Мюнхене и Стокгольме, картину купил сам государь — император Александр III. Причем царь заплатил за нее 35 тысяч рублей – гигантские деньги по тем временам.

Но эта картина того стоила.






Поддубный!!! И это всё о нём!!

В российский прокат вышел фильм "Поддубный", рассказывающий о мамым сильном и непобедимом российском борце. «Историческая правда» решила вспомнить о феномене русской борьбы начала прошлого века и вспоминает несколько самых крепких соперников Поддубного, ничуть не уступавших ему в силе.
Тот самый Поддубный и другие
Не было у российской публики начала ХХ века боле популярного зрелища, чем французская борьба, напоминающая нынешний американский рестлинг. Борцы выступали под масками, дабы сильнее заинтриговать зрителей (борец обязан был снять маску в случае, если оказывался побежденным). А какие были громкие имена!- «Красная смерть», «Черный палач», «Инженер”, “Металлист”, “Сатана”, “Молния”… 

Чемпионаты борьбы проводились не только в цирках. Так, в Петербурге их устраивали в летнем саду "Фарс", в помещении скетинг-ринга на Невском проспекте. В Москве боролись в летних театрах сада "Аквариум" и Зоологического сада. А вот объявление тифлисского электротеатра "Лира": "Открытие международного мужского чемпионата борьбы... Борцы выступают после каждого сеанса".

В чем же была причина успеха борьбы? Почему она получила такое широкое распространение?

Прежде всего, этим она обязана развитию спорта. Справочное издание сообщало, что только в Москве в 1910 году насчитывалось тридцать две спортивные организации. Столько же, если не больше, было кружков в Петербурге. Существовали спортивные союзы и кружки также в провинции. Во многих из них культивировали тяжелую атлетику, тогда включавшую борьбу, бокс и поднятие тяжестей, причем борьба занимала доминирующее место.

Наконец, профессиональные борцы давали публике настоящий спектакль. Ни один атлет не может изо дня в день вести борьбу, да еще с сильными противниками, да еще на протяжении двадцати, а то и более минут. Поэтому борцы-профессионалы заранее договариваются о результате схватки и даже о том, какие приемы они будут применять. Это дает им возможность работать смело, свободно, не опасаясь поражения. Такая борьба с заранее предрешенным результатом называется на профессиональном языке "шике", ей противостоит борьба "бур", то есть настоящая спортивная борьба.
[Spoiler (click to open)]


Иван Поддубный (1871 - 1949)

С детства Иван был приучен к тяжёлой крестьянской работе и с 12 лет батрачил. Отец Максим Иванович сам был богатырского роста и геркулесовой силы. Через много лет Поддубный скажет, что единственный человек, который сильнее его — только отец. В 1893—1896 годах он — портовый грузчик в Севастополе и Феодосии, в 1896—1897 годах работал приказчиком в фирме, а когда Поддубный в Феодосийском цирке победил очень известных в ту пору атлетов — Луриха, Бороданова, Разумова, итальянца Паппи, у него началась карьера борца.



В 32 года на чемпионате по французской борьбе в Париже ему составили медицинскую карточку: рост 184 см, вес 118 кг, бицепс 46 см, грудь 134 см на выдохе, бедро 70 см, шея 50 см.



Хотя Поддубный и проигрывал отдельные схватки, но за 40 лет выступлений не проиграл ни одного соревнования или турнира. Неоднократно выигрывал «чемпионаты мира» по классической борьбе среди профессионалов, включая самый авторитетный из них — в Париже (1905—1908). В 1915 году в Екатеринославе (в здании старого цирка у «Озерки») одержал победу над чемпионом Иваном Заикиным.



В годы Гражданской войны работал в цирках Житомира и Керчи. В 1919 году победил лучшего борца махновской армии в Бердянске. В 1920 году арестован Одесской ЧК и приговорён к расстрелу, однако вскоре отпущен. После войны работал в Госцирке, затем 3 года провёл на гастролях по Германии и США, где о нем «трубили» все телеграфы планеты: «На днях Иван Поддубный победил в Нью-Йорке лучших борцов нового света, завоевав звание „чемпиона Америки“». Шестикратный чемпион мира среди профессионалов поразил всех не только своей феноменальной силой и мастерством, но и спортивным долголетием, ведь в 1926 году ему было 55!



В ноябре 1939 года в Кремле ему за выдающиеся заслуги «в деле развития советского спорта» был вручен орден Трудового Красного Знамени и присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР. В годы войны проживал на оккупированной немцами территории в Ейске— небольшом курортном городке на берегу Азовского моря. Ответил отказом поехать в Германию и готовить немецких спортсменов, сказав, что "Я — русский борец. Им и останусь". Умер Иван Максимович 8 августа 1949 года в Ейске от инфаркта.



Иван Заикин (1880–1949).

Чемпион мира по борьбе, Чемпион по поднятию тяжестей, цирковой артист, один из первых русских авиаторов. Зарубежные газеты назвали его «Шаляпиным русских мускулов». Его атлетические номера вызывали сенсацию. В 1908 году Заикин гастролировал в Париже. После выступления атлета перед цирком были выставлены разорванные Заикиным цепи, погнутая на его плечах железная балка, «браслеты» и «галстуки», завязанные им из полосового железа. Некоторые из этих экспонатов были приобретены Парижской кунсткамерой и демонстрировались наряду с другими диковинками.



Вот как проходило одно из его выступлений. Десять человек выносят на арену цирка морской якорь весом 25 пудов. Затем выходит атлет Иван Заикин, легко вскидывает на плечи якорь и прохаживается с ним по кругу арены.



Другой силовой номер, более сложный и тяжелый: ассистенты укладывали рельс или двутавровую балку на плечи Ивана как коромысло. Затем на каждом конце рельса повисали по 10—15 человек. Вскоре на рельсе появлялся большой прогиб. В одном из музеев Парижа до сих пор хранится «подарок» Ивана Заикина: согнутый им в кольцо рельс.



«Русский Самсон» Александр Засс (1888–1962).

Отец Александра Засса был как раз тем человеком, который мог выйти в цирке против приезжего силача и выиграть бой. Неудивительно, что Александр попал в цирк и занялся сразу всем: воздушной гимнастикой, джигитовкой, борьбой. В 1914 году грянула мировая война и Александра призвали в армию в 180 Виндавский кавалерийский полк. Однажды он возвращался из разведки и вдруг, уже вблизи от русских позиций, его заметил противник и открыл огонь. Пуля прострелила ногу лошади. Австрийские солдаты, увидев, что лошадь со всадником упала, не стали преследовать кавалериста и повернули назад. А Александр, убедившись, что опасность миновала, не пожелал оставлять раненую лошадь на ничейной территории. До расположения полка оставалось еще полкилометра, но это его не смутило. Взвалив на плечи лошадь, Александр так и пришел в свой лагерь.



В начале века имя «Самсона» не сходило с афиш. Вот, например, текст афиши русского силача Самсона во время выступлений в Англии: «Самсон предлагает 25 фунтов стерлингов тому, кто собьет его с ног ударом кулака в живот. Разрешается принимать участие боксерам-профессионалам. Приз 5 фунтов стерлингов дается тому, кто согнет в подкову железный стержень». Известный английский боксер, испробовавший свою силу во время выступления Самсона, повредил о его брюшной пресс кисть руки. А стержень, о котором шла речь, представлял собой внушительный прут квадратного сечения толщиной 1,3 сантиметра и длиной четверть метра. Кроме Самсона никому не удавалось даже слегка согнуть такой прут.

В 1938 году в английском городе Шеффилде на глазах собравшейся толпы груженный углем грузовик переезжал человека, распластавшегося на булыжной мостовой. Люди вскрикнули от ужаса, но в следующую секунду раздались возгласы: «Ура Самсону!», «Сива русскому Самсону!»



Сергей Елисеев (1876–1938).

Рекордсмен мира, потомственный богатырь небольшого роста, он прославился случайно на городском празднике в Уфе: выиграл в турнире поясной борьбы у многократного чемпиона. На следующий день к дому Елисеева привезли трех баранов, как великодушный акт признания от поверженного экс-чемпиона.



«Русский лев» Георг Гаккеншмидт (1878–1968).

Чемпион мира по борьбе и рекордсмен мира по тяжелой атлетике. С детства Гак тренировался: прыгал в длину на 4 м 90 см, в высоту с места — на 1 м 40 см, 180 м пробегал за 26 с. Для укрепления ног практиковал подъемы по винтовой лестнице к шпилю церкви Оливеста с двухпудовыми гирями.



В спорт Гак попал случайно: доктор Краевский — «отец русской атлетики» — убедил его в том, что «он легко может стать самым сильным человеком в мире». В 1897 году Гак сорвался в Петербург, где разнес в пух и прах столичных тяжеловесов. Тренируясь у Краевского, Гак быстро берет все первые места в России (кстати, он ел все, что хотел, но пил только молоко), и едет в Вену. Далее – Париж, Лондон, Австралия, Канада, Америка — и звание Русского льва и Самого сильного человека конца XIX- начала XX века.



До глубокой старости Гак продолжал выходить на ринг.



Григорий Кащеев (1863-1914).

В 1906 году Григорий Кащеев (настоящая фамилия – Косинский) впервые встретился с борцами мирового класса и подружился с Заикиным, который помог ему выйти на большую арену.



Вскоре Кащеев клал на лопатки всех именитых силачей, а в 1908 году вместе с Поддубным и Заикиным посетил Париж (Всемирный чемпионат), откуда силачи привезли победу.



Петр Крылов (1871–1933).

Русский атлет Петр Крылов, которого называли «Королем гирь», был невысокого роста, но рельеф и объем его мускулатуры поражали воображение. Выполняя уникальные трюки, Петр весело переговаривался со зрителями. На специальной платформе поднимал лошадь с всадником. Затем на платформе размещались два десятка человек. Силач, надев на плечи лямки, поднимал и этот колоссальный груз.



Москвич, который сменив профессию штурмана торгового флота на профессию атлета, прошел весь путь от ярмарок и «балаганов живых чудес» до крупных цирков и чемпионатов по французской борьбе. Он же — внимание! — был бессменным призером конкурсов на лучшую атлетическую фигуру, взяв еще в детстве пример с атлета Эмиля Фосса, который выходил на арену в шелковом трико и леопардовой шкуре. Первые тренировки начал дома с утюгами, которые он привязывал к половой щетке.



Иван Шемякин (1879 — 1953) Иван Шемякин окончил Петербургское городское училище, служил солдатом в гвардии, рабочим на железной дороге. Занимался в кружке Краевского и по его настоянию перешел на цирковую арену. Иван Романов родился в Риге, в рабочей семье и сам работал на заводе, где был создан спортивный кружок, ставший для него школой. А оттуда прямой путь вел на арену.

Он провел единственный в своем роде матч с 22 борцами-любителями с гарантией, что с каждым будет бороться не более одной минуты. Матч проводился в один вечер без отдыха и перерыва. Иван Шемякин провел на ковре 22 схватки за 18 минут 48 секунд, положив всех на лопатки и затратив на каждого менее одной минуты.

УКРАИНИЗАЦИЯ ПРОВОДИЛАСЬ НУДНО И ДЛИТЕЛЬНО

КУБАНСКИЕ КАЗАКИ НЕ БЫЛИ ЯРЫМИ СТОРОННИКАМИ УКРАИНИЗАЦИИ
КУБАНСКИЕ КАЗАКИ НЕ БЫЛИ ЯРЫМИ СТОРОННИКАМИ УКРАИНИЗАЦИИ
О МАЛОИЗВЕСТНЫХ СТРАНИЦАХ ИСТОРИИ ЮГА РОССИИ
В информационном противостоянии украинская и российская стороны активно используют не только факты из нашего совместного прошлого, но и ходящие уже не первое десятилетие запыленные мифы. Которые, лавинообразно распространяясь в Интернете, становятся «железобетонными» аргументами в умах тех, кто вовсе не знаком с российской историей.
Один из таких мифов: Краснодарский край, основанный выходцами из Запорожской Сечи, является исконной территорией Украины. И даже якобы находился под «жовто-блакитным» флагом в годы Гражданской войны. О том, действительно ли Кубань признавала власть Киева, и о малоизвестной странице советской истории – насильственной украинизации юга России в конце 1920-х годов мы беседуем с краснодарским историком Игорем Васильевым. Недавно старший научный сотрудник научно-исследовательского центра традиционной культуры «Кубанский казачий хор» выпустил моно­графию «Украинский национализм, украинизация и украинское культурное движение на Кубани».
Современные украинские историки, развивая мысль о зависимости Кубани от Украины, подчеркивают – «титульной», или наиболее многочисленной нацией на территории современного Краснодарского края, исторически являются украинцы. Так ли это?
– Действительно, долгое время, до второй четверти прошлого века, малороссы были самой крупной этнической группой Кубани, составлявшей около половины населения региона. Дело в другом – они не были носителями собственно украин­ской этнической идентичности, которая появилась довольно поздно. Нельзя путать малороссийскую идентичность с украинской!
Малороссы отделяли себя от великороссов на уровне говора, народной культуры, подчас образа жизни. При этом не отделялись от триединого русского народа на уровне идентичности. Даже если казак-малоросс не слишком хорошо разбирался в специфике русской народной культуры, «русскость» для него заключалась в преданности русскому государю и православной вере. Специфика этнических процессов на Кубани в том, что многие люди с украинскими фамилиями никогда и не были украинцами: из малороссов они плавно трансформировались в русских. Украинофилы на Кубани дважды могли «развернуться»: при казачьей власти периода Гражданской войны и при советской украинизации. Только столкнулись они с повальным равнодушием кубанцев, в том числе имеющих украинские корни, к своим проектам.
[Spoiler (click to open)]
АТАМАН ЯКОВ КУХАРЕНКО
Фото: ru.wikipedia.org
– Кстати, собирая материал для моно­графии и знакомясь с трудами украинских историков, вы чаще сталкивались с объективными научными работами или агитками, играющими пропагандистскую роль? Какие работы с передергиванием исторических фактов удивили вас больше всего?
– Современные украинские авторы, пишущие об украинцах Кубани, в основном относятся к «неогосударственной школе». Соответственно позиция у них достаточно проукраинская.
Некоторые маститые украинские ученые выражают позицию весьма аргументированно, их работы имеют большое значение. Например, профессор Станислав Кульчицкий выдвинул немало ценных идей о причинах начала украинизации, Владимир Сергейчук опубликовал массу уникальных документов, посвященных украинизации в разных регионах.
При этом вызывает недоумение монография, причем докторская, Дмитрия Билого «Украiнцi Кубанi в 1792–1921 роках. Еволюцiя соцiальних iдентичностей». Эта формально научная работа основана на домыслах и откровенных подтасовках. Например, полностью русскоязычное дореволюционное образование на Кубани объявлено почему-то украинским. Осторожную «декларацию о намерениях» по открытию украинских школ на Кубани, высказанную участниками круга атамана Якова Кухаренко, Билый объявил «украинскими школами», которые на деле никем нигде не зафиксированы. Далее исследователь утверждает, что во время Гражданской войны на Кубани появились реальные украинские школы. Источники показывают, что дальше деклараций и единичных экспериментов дело не пошло. В первую очередь из-за желания родителей учеников сохранить преподавание на русском.
– Понятно. А теперь собственно об истории. Когда, на ваш взгляд, наступил перелом в национальном самосознании черноморских, до этого запорожских, казаков, которые стали чувствовать себя не «вольной Сечью», а государевым войском?
– Начнем с того, что Запорожская Сечь с самого начала являлась интернациональным проектом, совместно осуществляемым украинцами, русскими и поляками. В нем, напомню, также состояли итальянцы и немцы. Когда была создана украинская гетманская держава XVII–XVIII столетия, Запорожская Сечь была фактически независимым от нее сообществом, которое иногда попросту воевало с Украиной. Взять хотя бы движение Кости Гордеенко в гетманство Ивана Мазепы.
Пришедшие на Кубань казаки-черноморцы с самого начала служили Государству Российскому, участвовали в самых тяжелых и славных делах того периода. И государство помогало им обустраиваться, набираться сил, пополняться людьми. Фактически, государство целенаправленно создавало войско. К слову, демографический потенциал кубанцев активно пополнялся отставными солдатами регулярной Российской армии. С соответствующим самосознанием.
Начиная с 1840-х годов черноморские казаки четко осознавали отличие от украинцев, свою самобытную казачью специфику. Очень похоже на то, как английские колонисты в Северной Америке осознали свою самобытность и отличие от Англии… В конце XIX – начале XX веков наступила добровольная русификация кубанцев. Под влиянием ценностной ориентации на службу Российскому государству. А украинский национализм априори подразумевал русофобию и неприятие российской государственности.
– Вернемся к середине XIX века, когда еще были свежи воспоминания о сечевой вольности. Среди тех, кого принято считать, по крайней мере в украинской исторической литературе, украинофилами, – наказной атаман Черноморского казачьего войска Яков Кухаренко. Он действительно был сторонником «самостийности»?
– Генерал-майор Кухаренко, бесспорно, был малороссом. Это горячий поклонник малороссийского казачьего образа жизни, традиций, фольклора. Однако, как малоросс, он был убежденным патриотом Российской империи. Искренне и успешно отстаивал ее интересы на поле брани!
Сам Яков Герасимович, его отец и некоторые из сыновей приглашались на коронации российских самодержцев. Его сын Николай служил в императорском конвое, а знание украинской культуры дочерью Ганной (друга семьи, знаменитого «кобзаря» Тараса Шевченко она пленила исполнением песни «Тиче ричка») не помешало ей выйти замуж за русского офицера Аполлона Лыкова.
Об оппозиции атамана Кухаренко «москалям» речи не идет. Здесь можно говорить о некотором расширении прав черноморского казачества с возрождением традиций старой гетманской автономии, сохранении культурных особенностей черноморского казачества. К слову, во время конфликтной ситуации с проектом переселения черноморцев на Кубань Кухаренко пытался быть проводником этого проекта и не примкнул к фронде черноморских старшин.
– Что известно о пребывании на Кубани одного из героев современной Украины Симона Петлюры? Нашли ли его взгляды деятельную поддержку у местного казачества?
– Петлюра недолго прожил на Кубани в самом начале XX века. Недолго пытался распространять украинофильские антиправительственные листовки, недолго затем сидел в тюрьме, некоторое время помогал патриарху кубанского интеллектуализма Федору Щербине в сборе материалов для «Истории Кубанского казачьего войска».
Был «выдавлен» местными спецслужбами. Что, несомненно, спасло его политическую карьеру – на Кубани Симон Петлюра был совершенно не востребован за пределами узкого круга интеллигентов–украинофилов, идеи которых были совершенно не интересны большинству населения, особенно казакам. А вот на Украине он нашел свою социальную базу.
– В Интернете можно встретить утверждения о якобы присоединении Кубани к Украине в 1918 году. Действительно ли Кубанская Рада выступила за приобщение региона к Украине на правах федерализации?
– Ничего подобного не было. Были дипломатические отношения, союзнические отношения, двусторонние связи в разных сферах. Наиболее успешные и наименее актуальные в условиях Гражданской войны – в области культуры. Повторюсь – ни о каком присоединении речи не было. Казаки – еще недавняя опора блистательной мировой империи – сочли бы за жесткое оскорбление переход «под Киев».
У кубанских казаков собственная, особая идентичность, неразрывно связанная с русской, а не с украинской. Особая социальная и квазигосударственная организация, которая фактически была сильнее и стабильней, чем украинская. На Украине, даже если сравнивать с Кубанью, был перманентный раздрай. Ни одна из претендующих на власть сил не контролировала всю территорию. Так кто к кому присоединяться-то должен был?! Скорей уж Украина к Кубани. Но и этого не было.
– Продолжаем. «Делегация Кубанской рады получила от официального Киева оружие, а среди казаков ходили радостные слухи о высадке на морском берегу гайдамаков», – пишет один из современных украинских публицистов о событиях Гражданской войны. Действительно ли «самостийная» Украина активно поддерживала сепаратизм на Кубани?
– Украина посылала на Кубань диппредставителей (самобытного барона крестьянского происхождения, офицера российского генштаба Фёдора Боржинского), специального представителя по культуре (некоего Олеся Панченко). Оружие и боеспособные гайдамаки были нужны самой Украине, причем абсолютно всем сторонам конфликта: и самостийникам (Петлюра), и полусамостийникам (гетман Скоропадский), и коммунистам, и махновцам. Этого добра на Украине самим не хватало.
Другое дело, что на Кубани были мощнейшие воинские традиции и масса воинов, оружия. Кубанские казаки поддерживали разных участников гражданского конфликта. Небольшой отряд кубанцев даже воевал на стороне украинских властей. Правда, очень небольшой…
ТИПИЧНАЯ ДЛЯ КОНЦА XIX ВЕКА КУБАНСКАЯ КАЗАЧЬЯ СЕМЬЯ
Фото: rodnikovskaya.info
– Одна из малоизвестных страниц истории прошлого века – насильственная украинизация южных регионов России. На ваш взгляд, почему в разгар политической борьбы за власть Сталин отдал «на откуп» российские регионы?
– Тут две основные причины: борьба с казачьей идентичностью и мировоззрением, крайне враждебными большевизму, и обеспечение лояльности украинских коммунистов во время борьбы Сталина с внутрипартийными оппозициями. Казачье мировоззрение пытались заменить на украинское, имеющее с ним общие символы (старинные песни, память о Запорожской Сечи), но более терпимое к большевизму. Эта цель, в отличие от лояльности украинских партийцев, так и не была достигнута.
Украинизация проводилась нудно и длительно. Но без большевистского радикализма, с откатами, как это было с украинизацией школы в 1927 году. Людей принуждали, мотали им нервы. Но не расстреливали. Больше всего украинизация затронула сферу школьного образования, культурную работу, газетное дело, печать. В гораздо меньшей степени – государственный и хозяйственный документооборот.
СИМОН ПЕТЛЮРА
Фото: ru.wikipedia.org
До начала сплошной украинизации в 1928 году замена русского языка украинским тормозилась заботой об иногородних – переселившихся на Кубань выходцах из других регионов России, не имевших запорожских корней. Кстати, кубанская балачка тогда была признана филологами-украинофилами еще более украинской, чем говоры на территории самой Украины. Дело в том, что литературный украинский язык, создававшийся на базе диалектов Западной Украины и заимствований из польского, уже не включал в себя многие староукраинские элементы, сохранившиеся у потомков запорожцев на Кубани.
– Как украинизацию встретили жители Кубани, в том числе оставшиеся казаки?
– Украинизацию встретили в духе «и так жизнь тяжелая, а тут еще…». С этаким ленивым отвращением. Хотя были и активные, жаркие протесты. Особенно у родителей школьников, которые выступали против украинизации очень резко. Украинскую языковую и национальную идентичность они воспринимали как абсолютно иноземную, чужеродную. И даже сравнивали ее с китайской.
С самого начала украинизация вызвала недоумение и протесты рядовых кубанцев. Во время II Кубанской окружной партийной конференции в ноябре 1925 года (за несколько лет до массовой украинизации) в президиум поступила записка: «Известно ли крайкому, что население не желает обучаться украинскому языку и почему этот вопрос нельзя выносить на обсуждение хлеборобов станицы?» Даже в тех районах, где украинцы составляли явное меньшинство, все объявления органов власти в конце 1920-х должны были печататься на двух языках, а с начала 1930 года пытались массово перевести на украинский язык официальное делопроизводство на уровне районов. Но, естественно, многие работники его просто не понимали.
Поэтому стали организовываться курсы украинского языка, на которые сгоняли почти насильственно, например, в Приморско-Ахтарском районе. А в Сочи из-за неявки на курсы решили направлять на них ответственных работников три раза в неделю с контролем посещаемости.
Управляющий Абинским филиалом Госбанка СССР Буканов, коммунист с 1919 года, был обвинен в «великодержавном шовинизме» за то, что отказался принимать платежные документы от колхоза «1 Мая» на украинском языке.
ПАРАД СОВРЕМЕННЫХ КАЗАКОВ В КРАСНОДАРЕ
Фото: ИТАР-ТАСС. Евгений Левченко
– Как, кстати, оставшаяся интеллигенция восприняла украинизацию?
– Особенно против украинизации были настроены люди, имевшие хоть какое-то образование. Естественно, на русском языке. Таких на Кубани было относительно много. Совершенно неграмотным было вообще все равно, на каком языке учиться.
На украинском языке к началу 1930-х годов издавалось более 20 районных газет и несколько сотен книг. Но с самого начала они не пользовались спросом. Например, в 1927 году украинские книги издательства «Северный Кавказ» катастрофически залеживались, издательство несло убытки. В Ейском районе учреждениям было предписано в принудительном порядке выкупать украинскую литературу.
Коснулись изменения и образования. Да так, что нарком просвещения Анатолий Луначарский на собрании школьных работников в Краснодаре заверил их в безосновательности опасений, что под напором властей украинский язык вытеснит русский.
«В большинстве случаев преподавание на украинском языке вызывает недовольство как среди иногородних, так и среди казачества», – писали чекисты об украинизации в Кубанском и Донском округах.
Доходило до комичного – компактно проживавшие в Кущевском районе немцы жаловались в вышестоящие инстанции на то, что их заставляют учить украинский. И пришла директива – немцев украинцами не считать.
Украинизация слишком раздражала многих, раздражали ее докучность и бессмысленность, эдакое кафкианство. Такое занудство иногда сильнее настраивает на активный и жесткий протест, чем даже прямое насилие. Опытный революционер Сталин это хорошо понимал, поэтому в начале 1930-х годов, когда его политические противники уже не имели такого влияния, он свернул украинизацию.
– От истории – к дням сегодняшним. В Краснодарском крае традиционная украинская культура, по-видимому, настолько забыта, что властям приходится «насаждать» ее в виде казачьей радиостанции и уроков балачки в школе?
– Казачье радио и уроки балачки в свете вышесказанного не имеют ни малейшего отношения к украинской культуре. Это попытка проинформировать людей о некоторых элементах кубанской казачьей, а совсем не украинской культуры. Отношения казачьей культуры и украинской во многом напоминают отношения американской и английской. Нельзя отрицать их родство и схожесть. При этом песни на английской языке, даже достаточно литературном, в США воспринимают как часть американской культуры, а отнюдь не британской. Кстати, радио «Казак ФМ» пользуется вполне реальной популярностью у пожилых автолюбителей, выросших в советское время. И оно, и уроки кубановедения крайне далеки от украинского контекста.

Китайская компания начала строительство автозавода в Тульской области стоимостью $500 млн

публиковано: 25 Августа 2014 16:36
Фото: EPA/ИТАР-ТАСС
Дочерняя компания китайского Great Wall Motors ООО "Хавейл Мотор Мануфэкчуринг Рус", приступила к строительству автозавода в Узловском районе Тульской области. Объем инвестиций в проект оценивается в $500 млн. На предприятии будет работать 2,5 тыс. человек, передает Интерфакс.
В понедельник, на территории индустриального парка "Узловая" состоялась торжественная церемония закладки первого камня в строительство завода по производству автомобилей марки Haval.
Соглашение о строительстве в регионе автозавода мощностью до 150 тыс. автомашин в год между Great Wall Motors и правительством Тульской области было подписано 20 мая в ходе визита российской делегации в Китай. Проектом предусматривается строительство в регионе завода по производству автомобилей марки Haval, включающего цех штамповки, сварки, окраски, сборки, производства запчастей.
Ранее компания "Хавейл Мотор Мануфэкчуринг Рус" приобрела в собственность 216 гектаров земли в индустриальном парке "Узловая". Завод стоить планируют в два этапа. Промышленная мощность первого этапа, который завершится в 2017 году — 80 тыс. машин в год. После завершения второго этапа к 2020 году мощность должна достичь уровня в  150 тыс. машин в год.

Масштабный фотоколлаж Au Panthéon в помпезном здании парижского Пантеона



Масштабный фотоколлаж Au Panthéon в помпезном здании парижского Пантеона


Организация Centre des Monuments Nationaux доверила уличному художнику, скрывающемуся под псевдонимом JR, разместить в помпезном здании парижского Пантеона инсталляцию Au Panthéon. Огромные коллажами, собранные из пятисот монохромных фотопортретов, будут украшать один из важнейших исторических памятников Франции до 5 октября текущего года.


El Murid

Слухи и паника

Несмотря на призывы не поддаваться панике, как раз они и вызывают наибольшую панику. Главари карательных бандформирований, забрасывая соцсети бодрыми и боевитыми постами, добиваются лишь того, что нервозность ширится.


При этом сама Нацгвардия и официальный Киев и стали источником панической информации, которую теперь тиражируют даже зарубежные СМИ, включая крупнейшие из них вроде Би-Би-Си:

"...Национальная гвардия Украины сообщает о прорыве бронетехники со стороны России и наступлении сепаратистов на Мариуполь. Батальоны "Азов" и "Донбасс" в понедельник утром вступили в бой..."
Collapse )

Россия уведомила Украину об отправке второго гуманитарного конвоя

Министр отметил, что «даже не хочет думать, что будут новые попытки затянуть доставку гуманитарных грузов на Украину, Россия готова к полной транспарентности».

«Россия надеется на сотрудничество с украинскими властями по отправке нового гумконвоя на Восток и рассчитывает, что согласование пройдет быстрее», ‒ сказал Лавров.

«Мы хотим договориться обо всех условиях доставки второго конвоя по тому же маршруту, в тех же параметрах, с участием украинских пограничников и таможенников в самое ближайшее время», — добавил министр.

«Мы убеждены, что это необходимо сделать на этой неделе», — считает он.

«Мы надеемся, что все те недоразумения, которые имели место при оформлении первого конвоя, будут приняты во внимание, и больше подобных искусственных задержек не произойдет», — заявил Лавров.

Лавров также добавил, что Россия заинтересована в том, чтобы оставаться одним из доноров гуманитарной помощи для Востока Украины, и будет продолжать эти усилия.

«Россия призывает МККК и другие международные организации способствовать продолжению гуманитарной миссии на Востоке Украины», ‒ добавил глава МИД России.

Имам Шамиль: «Я завещал им питать вечную благодарность…» К 155-летию победы в Кавказской войне


25 августа 1859 года имам Шамиль, блокированный в ауле Гуниб, сдался наместнику Кавказа князю Барятинскому. Эта капитуляция стала решающим моментом Кавказской войны и предопределила её благоприятный для России исход. То была самая долгая война за всю историю Российской империи.

Начало Кавказской войны

На рубеже XVIII—XIX веков Российская империя вышла к северным отрогам Кавказских гор, а потом резко перемахнула через них. Причиной тому был призыв последних грузинских царей. Единоверный народ был в опасности: над ним нависла угроза порабощения и уничтожения хищными соседями.

Фактически Дмитрий Медведев вслед за своим предшественником Владимиром Путиным отождествляет террористов с бандитами, а их деятельность с функционированием ОПГ. В принципе причины такого понимания терроризма и террористов понятны. Высшие российские руководители и представители спецслужб, во-первых, стремятся максимально упростить идентификацию террористов, не утруждая себя сложными терминологическими занятиями (чтобы рядовому гражданину было понятно). Во-вторых, такое отождествление — результат информационной кампании времён первой чеченской, когда некоторые восторженные журналисты и политологи из Европы рассматривали Масхадова и Дудаева как «борцов за свободу и национальную независимость». Отсюда и жёсткое противопоставление таким оценкам. Да бандиты они, а никакие не борцы!

Последовавшие победы над Персией и Турцией позволили расширить первоначальный закавказский плацдарм и установить прочное российское господство на обширных территориях между Чёрным и Каспийским морями — от Сухума и Поти до Дербента и Баку. Эти территории постепенно преобразовывались в соответствии с общеимперскими законами, административными нормами и социально-экономическими стандартами.

Совершенно иной была ситуация в горных и предгорных областях Северного Кавказа. Там сложилась мозаика из мелких и мельчайших княжеств, ханств и родоплеменных союзов. Пёстрое разнообразие этнокультур и языков. Люди здесь привыкли жить в условиях первобытной вольности и подчинялись лишь местным обычаям и авторитету своих мини-сообществ.

К 1817 году некоторые из кавказских народов (например, осетины) добровольно согласились стать российскими подданными. Кое-кого удалось в той или иной мере подчинить, комбинируя дипломатические и силовые методы. Но обширные области Чечни, Дагестана, а также населённые черкесскими племенами районы Северо-Западного Кавказа оставались вне власти и контроля царских наместников.

Существование никому не подвластных территорий с воинственным, поголовно вооружённым населением создавало для царской администрации массу проблем. Вольные кавказские горцы обитали в местах труднодоступных, но скудных ресурсами жизнеобеспечения, а потому взяли за правило пополнять свои доходы за счёт набегов на соседей. Жертвами таких набегов обычно становились лояльные подданные российского государя. Самым неприятным был практиковавшийся горцами захват пленных с целью обращения в рабство или получения выкупа.

Существование никому не подвластных территорий с воинственным, поголовно вооружённым населением, создавало для царской администрации массу проблем. Вольные кавказские горцы обитали в местах труднодоступных, но скудных ресурсами жизнеобеспечения, а потому взяли за правило пополнять свои доходы за счёт набегов на соседей. Жертвами таких набегов обычно становились лояльные подданные российского государя. Самым неприятным был практиковавшийся горцами захват пленных с целью обращения в рабство или получения выкупа. К тому же своенравие обитателей гор сделало небезопасными транспортные коммуникации, связывавшие коренные земли Российской империи с Закавказьем. А при определённых обстоятельствах горцы в любой момент могли стать грозным орудием в руках противников России.

К тому времени Российская империя формально обладала суверенной властью над большей частью северокавказских территорий, отобрав эту призрачную власть у турецкого султана и персидского шаха. Оставалось реально утвердить эту власть там, где никогда ничьей власти не признавали.

Александр I хотел бы «водворять спокойствие на Кавказской линии дружелюбием и снисходительностью», но в 1816 году всё-таки согласился с доводами славного героя войн с Наполеоном генерала Ермолова, отдававшего предпочтение силовым методам.

«Я терпеть не могу беспорядков, а паче не люблю, что и самая каналья, каковы здешние горские народы, смеют противиться власти государя». Выразив такими словами своё кредо в отношении северокавказского социума, Ермолов принялся усмирять Кавказ по собственному стратегическому плану. Его войска стали продвигаться на немирные территории. Строились новые крепости, прокладывались дороги. Сопротивлявшиеся аулы разрушались, непокорные племена оттеснялись в теснины гор.

Но окончательно покорить горцев не удалось даже прославленному победителю Наполеона. Их сопротивление нарастало, и в 1826 году новый император Николай с грустью констатировал: «Почти все горские народы в явном против нас возмущении». Это «возмущение» до поры до времени имело характер разрозненных действий отдельных немирных сообществ. Но вскоре у немирных появился настоящий предводитель.

Имамат Шамиля

Началось всё с того, что в очагах сопротивления российскому владычеству стал распространяться мюридизм — радикальная разновидность ислама, сочетавшая концепцию джихада (священной войны) с требованием беспрекословного подчинения участников джихада — мюридов («ищущих путь спасения») своему главе — имаму.

Первый имам, Кази-Мулла, завоевал значительную популярность в Дагестане, но не добился больших успехов в боевых действиях и погиб в 1832 году. Спустя два года его преемник Гамзат был зарублен в мечети аварцами в отместку за убийство семьи ханов Хунзаха.

Третий имам, Шамиль, проявил таланты незаурядного военачальника и администратора. Он родился в 1797 или 1799 году (по данным разных источников) в селении Гимры. Получил неплохое (по меркам своей среды) образование, смолоду отличался искренней религиозностью. Примкнув к сторонникам имама Кази-Муллы, Шамиль быстро выдвинулся в их рядах. Затем стал одним из ближайших соратников Гамзата и от него в 1834 году унаследовал статус имама — духовного и светского главы правоверных, командующего воинством джихада.

Главной его заслугой можно считать то, что он наконец сумел организовать горцев в регулярную армию и создать на территории Чечни и Дагестана настоящее государство — имамат, функционировавший на основе законов шариата. На Северо-Западном Кавказе закубанских горцев возглавил наиб (наместник) Шамиля Магомед Эмин.

После отставки Ермолова в 1827 году сменившие его царские наместники попытались покончить с непокорным имамом. Они то и дело направляли против него войсковые экспедиции и придумывали всякого рода ловушки, но всякий раз эти мероприятия кончались большими потерями русских войск и к желанному результату всё никак не приводили. Шамиль наносил чувствительные удары русской армии, а временами и сам терпел тяжкие поражения, но всегда собирался с силами и возобновлял войну.

Кавказская война превратилась в противостояние двух государств: огромной авторитарной империи и маленького, но тоже авторитарного имамата. Разумеется, играли свою роль в этом противостоянии и антироссийские круги Турции и Британии — они всегда оказывали Шамилю определённую поддержку. Но главной опорой имама оставались всё те же немирные горцы.

Впрочем, настроения в этой среде стали со временем изменяться. Под давлением военных тягот, усугублявшихся режимом жёсткой военно-теократической диктатуры, установленной Шамилем и его наибами, горцы постепенно ломались. Ведь изначальным боевым стимулом для них было сохранение своего первобытно-привольного уклада жизни, в том числе определённых свобод. А получилось так, что под властью имамата они незаметно и практически полностью эти свободы утратили. Строгие блюстители шариата в государстве Шамиля запрещали не только табак и вино, но даже музыку и танцы. Экономическая база имамата была слабой, собственные ресурсы приходилось дополнять методами «набеговой экономики». Выгоды от набегов доставались узкому кругу сподвижников имама, а его подданные расплачивались собственной кровью в бесконечных боях.

В одном историческом трактате, созданном горячим поклонником Шамиля и распространявшемся в рукописях в дореволюционное и советское время, сообщается:

«Тяготы, поразившие мусульман, затянулись уж слишком. У них не оставалось уже времени на приобретение средств к жизни и прокормление своих семейств. Вот тогда-то священная война и стала им как бы надоедать… Ведь эти борцы за веру превратились теперь в людей столь неимущих, что, бывало, не находили: какую же провизию взять им с собой в поход и чем будут питаться их домочадцы. Были закрыты к тому времени пути, по которым из княжеств равнины и прочих областей традиционно поступали к ним соль, железо и бязь... Около русских собралось постепенно большое количество неправедно живущих типов. Они со временем стали водить этих врагов исламской религии на мусульманские земли, показывать им слабые места и даже сражаться с истинными приверженцами ислама, стоя впереди христиан. Вот таким-то путём и было сломано подобное стеклу единство, существовавшее ранее среди мусульман. Именно так образовалась брешь в стене религиозной крепости, после чего преступные многобожники получили удобный момент, чтобы действовать».

Российские власти к тому времени перешли к более гибким методам во взаимоотношениях с горцами Северного Кавказа. Представителей местной элиты активно вовлекали в административные структуры. Создавались туземные военно-полицейские формирования. Особое внимание уделялось мусульманскому духовенству, среди которого идеи радикального мюридизма вызывали неоднозначное отношение; многие муллы не одобряли джихад и призывали земляков к миру с русскими.

Всё это вкупе с численным и техническим превосходством русской армии над войсками имама позволило к 1850—1851 годам переломить ситуацию на Кавказе. Крымская война, отвлёкшая силы русской армии, дала Шамилю некоторую отсрочку, но затем наступила развязка. Имамат, подточенный изнутри кризисом доверия подданных к правителю, был сокрушён решительным наступлением русской армии под командованием князя Барятинского.

Вскоре после капитуляции Шамиля, в декабре 1859 года, в окрестностях Туапсе сдался в плен наиб непримиримых черкесов Магомед Эмин, а затем в течение пяти лет были подавлены последние очаги организованного сопротивления горцев.

После войны

Сдаваясь в Гунибе на милость победителя, гордый имам заявил Барятинскому: «Я тридцать лет дрался за веру, но теперь мои народы изменили мне, а наибы разбежались. Сам же я утомился. Мне шестьдесят три года, я уже стар и сед, хоть борода моя черна. Поздравляю вас с покорением Дагестана. Пусть Государь Император владеет горцами на благо их».

Пожелание пленного Шамиля не осталось без удовлетворения. Прежде всего по отношению к самому пленнику. По указу императора его с большим почётом и комфортом устроили на жительство в Калуге, где местное общество приняло его доброжелательно и даже радушно.

Страна, победившая в Кавказской войне, уже во многом отличалась от деспотичной империи, начинавшей войну. Россия Александра II, освобождённая от крепостного рабства, гуманная и толерантная, обладала многими привлекательными чертами. Эта страна могла быть достойным местом для жизни всех её граждан, включая земляков Шамиля.

Узнав такую Россию, её бывший непримиримый враг по доброй воле принял русское подданство, присягнул на верность государю вместе со своими сыновьями. Незадолго до этой церемонии, состоявшейся 26 августа 1866 года в зале калужского Дворянского собрания, имам отправил Александру II послание со следующими словами:

«Ты, великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием. Ты, великий Государь, подарил мне жизнь. Ты, великий Государь, покорил моё сердце благодеяниями. Мой священный долг, как облагодетельствованного дряхлого старика и покорённого Твоею великою душой, внушить детям их обязанности перед Россией и её законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь, за все благодеяния, которыми ты меня осыпаешь. Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему отечеству».

Эти строки вполне можно рассматривать как политическое завещание Шамиля. Адресованное не только современникам, но и потомкам.

Россия и Китай «зароют» Панамский канал

Президент Никарагуа Даниэль ОРТЕГА договорился с руководством России и КНР о строительстве в его стране канала, соединяющего Тихий и Атлантический океаны. Водная артерия станет конкурентом контролируемому США Панамскому каналу и лишит Вашингтон стратегической и экономической монополии в Центральной Америке.

Строительство начнется осенью, а первый корабль пройдет по каналу в 2019 году. Предварительная стоимость проекта - $45 млрд. Глубина составит 27,6 м, ширина - 83 м, протяженность - 286 км. По каналу в Никарагуа смогут ходить суда водоизмещением до 270 тыс. т, тогда как Панамский канал даже после расширения сможет пропускать корабли вдвое меньшего тоннажа. Проект включает в себя также строительство железной дороги, двух аэропортов и нефтепровода.

Благодаря контролю над Панамским каналом США имеют огромные деньги и политический вес в регионе

Благодаря контролю над Панамским каналом США имеют огромные деньги и политический вес в регионе

Основную финансовую нагрузку обязуется взять на себя Китай. Россия будет обеспечивать военное прикрытие проекта. Чтобы пресечь попытки США нарушить планы по созданию канала, Россия заключила с Никарагуа соответствующее соглашение.
Ортега разрешил российским военным кораблям и самолетам посещать страну в течение первого полугодия 2014 г. и патрулировать территориальные воды Никарагуа в Карибском море и Тихом океане до 30 июня 2015 г. Также рассматривается вопрос о размещении в Никарагуа нашей военной базы.

Имей в виду!
Никарагуа оказалась в числе 11 стран, поддержавших позицию РФ при голосовании в ООН по вопросу о референдуме в Крыму.


«Крузенштерн» потопил датчанина

Российский учебный барк «Крузенштерн» на выходе из датского порта Эсбьерг утопил рейдовый буксир «DiverMaster», который выводил парусник. К слову, название суденышка переводится, как «Мастер ныряльщик».
На буксире не смогли в нужный момент отдать концы, и «Крузенштерн» просто затянул его под воду. Команда посудины, состоящая из трех человек, не пострадала. Руководство порта считает, что ошибку допустила команда «DiverMaster», и не имеет претензий к российскому судну.

Команда «DiverMaster» попросила у экипажа «Крузенштерна» извинения за свой непрофессионализм

Команда «DiverMaster» попросила у экипажа «Крузенштерна» извинения за свой непрофессионализм


Более семи тысяч украинских военных оказались в окружении сил ополчения


Раздел: Новости

Более семи тысяч украинских военных оказались в окружении сил ополчения

25.08.2014

Сегодня жители Луганска начали получать продукты и медикаменты, которые с огромным трудом удалось доставить из России. Город почти месяц... Подробнее »

На востоке Украины радикалы «Правого сектора» схватили репортеров крымской газеты // НТВ.Ru

Два журналиста газеты «Крымский телеграф» пропали в зоне проведения силовой операции на востоке Украины. Сообщается, что корреспондент Евгения Королёва и фотограф Максим Василенко были задержаны боевиками из радикального «Правого сектора». НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ http://www.ntv.ru/novosti/1201663/

Водители гумконвоя о положении в Луганске!!

- Люди встречали нас со слезами на лицах, - рассказал "РГ" водитель грузовика с номером на лобовом стекле 234 Андрей Конеев, приехавший волонтером из Оренбургской области. - Мы доставили груз в самое нужное время - голод в городе достиг таких масштабов, что люди даже подметали с пола гречневую крупу, которая высыпалась из нескольких разорвавшихся мешков.

Сейчас в Луганске нет электричества и связи, поэтому о том, что мы доставили гречу, лекарства и воду, местные узнали из громкоговорителей. Добровольных грузчиков искали по всему Луганску и людей на автобусах подвезли к точкам разгрузки.

А потом пошли простые люди. Обычные жители города. Женщины принесли фотографии своих детей и плакали, просили не бросать их в беде.

- Это было страшно видеть. Ночью я помогал местным разгружать машину, и вдруг ко мне подошла маленькая девочка, лет девяти, наверное, - рассказал Сергей Алексеевич, водитель из Волгоградской области. - Я ей дал свое фруктовое варенье из пайка, и она набросилась на него, как будто не ела ничего уже много дней. Я кинул ей весь свой паек, она отбежала от меня в сторонку, что-то еще съела, а остальное унесла с собой. Может своей семье понесла, если они живы, а может, себе на потом… Откуда она пришла, почему была одна в такой час, я даже не успел спросить…

Своими пайками с местными жителями поделились многие водители.

Гуманитарный конвой привез в Луганск не только продукты, но и столь необходимые медикаменты (в первую очередь для сердечников и диабетиков), а также электрогенераторы. Понимая, что заправить на месте их не получится, ребята-водители подготовили аккумуляторы и наполнили баки генераторов дизельным топливом еще в полевом лагере.

Те, кто был впервые в Луганске, говорят, что "не ожидали увидеть такой милый город". Те, кто уже раньше бывал, хватаются за голову - сколько всего разрушено. Особенно пострадал частный сектор - в некоторых районах каждый второй дом разрушен или сожжен дотла, сообщили "РГ" сразу несколько водителей. Почти во всех домах выбиты окна, стекла по всему городу. Осколками усыпаны дороги, придомовые территории. Проехать мешают порванные троллейбусные провода, на дорогах валяются кучи мусора и бумаги, газеты, какие-то личные вещи людей: игрушки, детская одежда, книги.

- Я такое только по телевизору раньше видел, и было очень странно наблюдать это в реальности, - поделился Сергей Алексеевич. - Как будто обиженный и злой ребенок игрался и разбросал все свои вещи по дому. Только тут не игра. Все по-настоящему. Это жутко.

Водители рассказали также, что разгрузка шла под "салют" автоматных очередей...

- Прождали десять дней Красный крест, который в итоге так и не выполнил свою миссию. Мы их не дождались и поехали сами. Ждать больше было нельзя. Не знаю, что пишут про нас в Интернете, но я уверен, что мы все сделали правильно, - говорит Андрей.

Поездка укрепила многих в мысли, что помощь нужно продолжать. Многие готовы отправиться в повторную экспедицию уже завтра.