September 22nd, 2014

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Трое морских пехотинцев погибли на учениях «Восток-2014»

Трое морских пехотинцев погибли во время стратегических учений «Восток-2014». Инцидент произошел 22 сентября около 8:00 по московскому времени близ острова Сахалин в заливе Анива, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на управление пресс-службы и информации Министерства обороны России.

По информации ведомства, во время высадки на необорудованное побережье морской десант накрыло волной в 300 метрах от острова. В результате происшествия одна из бронемашин ушла под воду. «В боевой машине находился экипаж и десант в количестве десяти человек. В ходе спасательной операции семеро военнослужащих были оперативно подняты на поверхность и доставлены на берег», — говорится в сообщении Минобороны.

Трое военнослужащих контрактной службы, которые помогали остальным выбраться на берег, погибли. По предварительным данным, двое военных пытались спасти механика-водителя БТР, который не мог покинуть машину из-за заклинившего люка.

В настоящее время на месте происшествия работает комиссия Минобороны России, которая выясняет все обстоятельства трагедии.

Стратегические командно-штабные учения «Восток-2014» начались 19 сентября на территории Восточного военного округа. Они пройдут на более чем 20 сухопутных, морских и авиационных полигонах ВВО и продлятся до 25 сентября. По планам Минобороны, военные должны отработать защиту морского побережья и островов на полигонах Сахалина, Камчатки, Чукотки, в Южной части Приморья и морских полигонах Камчатского и Приморского районов.

Порошенко признал невозможность примирения Донбасса военными методами


Президент Украины Петр Порошенко считает невозможным урегулирование ситуации в восточных регионах страны исключительно военными методами. По мнению украинского президента, «выиграть можно только миром». Об этом Порошенко заявил вечером в воскресенье в интервью украинским телеканалам.

Отвечая на вопрос журналистов, наступает Украина или обороняется, президент ответил: «Вести войну в Донецке и Луганске исключительно военными методами невозможно». По его словам, «никто не имеет никаких иллюзий - нам не удастся завести в эти города несколько батальонов военных и уладить ситуацию». «Нам просто не дадут этого сделать», - сказал он. «Чем больше там будет украинской армии - тем больше там будет российских военных. Выиграть мы можем только миром», - приводит слова Порошенко «Украинская правда».

При этом глава государства заявил о деэскалации ситуации на востоке страны. «Я, безусловно, отстаиваю четкую позицию мира. Я все сделаю для того, чтобы в стране был мир. И эти законы [об особом статусе территорий Донецкой и Луганской областей] направлены на реализацию мирного плана, который был задекларирован заранее. У нас сейчас идет деэскалация, кто бы что ни говорил», - сказал Порошенко.

Президент также подтвердил информацию о привлечении Вашингтона к российско-украинским переговорам по урегулированию конфликта в Донбассе. «С президентом Бараком Обамой достигнута соответствующая договоренность», - сказал Порошенко. На вопрос, имеют смысл переговоры о ситуации в Донбассе с президентом России Владимиром Путиным, Порошенко ответил: «Без этих разговоров не было бы того результата, который мы имеем сейчас».

Отдельно Порошенко остановился на принятом Радой законе об особом статусе ряда территорий Донецкой и Луганской областей, который является одним из условий Минского протокола, подписанного в Минске 5 сентября на трехсторонних переговорах по урегулированию конфликта.

Порошенко заявил, что территории Донбасса с особым статусом будут по периметру контролироваться украинскими пограничниками. «Кроме строительства линии обороны, вдоль административной границы будет отмечена определенная зона, где будут работать, в том числе, и пограничники. Сейчас готовится соответствующее инженерное, техническое и нормативное обеспечение для этого», - заявил Порошенко. По его словам, это делается для того, чтобы обезопасить остальную территорию от распространения конфликта.

Кроме того, украинский президент рассказал, что из государственного бюджета Украины будут финансироваться только те территории Донбасса, которые вернутся под украинскую юрисдикцию. «Украинский бюджет финансирует территории, которые возвращены под украинский флаг. Есть флаг – есть спецфонд», - цитирует Порошенко УНИАН.

«Механизм финансирования будет простым – будет создан спецфонд бюджета, это одна из целей моих поездок – подготовка донорской конференции по созданию специального фонда, в том числе там будут средства спецфонда украинского бюджета на восстановление инфраструктуры Донбасса. Украина будет финансировать те территории, где есть мир и где есть украинская власть, в том числе власти местного самоуправления, которая выбрана легитимно», – заявил Порошенко.

Мария Бондаренко

Читать полностью:http://top.rbc.ru/politics/21/09/2014/950363.shtml

Война четырех типов

Американский истребитель F-4 «Фантом», Дананг, Вьетнам, 23 апреля 1972 года. Фото: AP

Американский истребитель F-4 «Фантом», Дананг, Вьетнам, 23 апреля 1972 года. Фото: AP

История вьетнамской военной кампании

Вьетнамская война имела, безусловно, эпохальный характер. Именно она ознаменовала переход от масштабных классических войн к войнам совершенно нового типа.

Она сочетала в себе сразу четыре войны: первую в истории высокотехнологичную войну (ПВО Северного Вьетнама против ВВС США), «мятежевойну» (партизаны из местных коммунистов на территории Южного Вьетнама против правительственных войск и союзных им американцев), классическую войну (северовьетнамская регулярная армия против американских и южновьетнамских войск), а также полномасштабную информационную войну. Принято считать, что коммунисты выиграли партизанскую войну, что и обеспечило им общую победу. Мнение это чрезвычайно далеко от истины. Именно партизанскую войну коммунисты полностью проиграли. В высокотехнологичной и классической войнах они добились ситуации «стратегического пата», когда выиграть не способны ни та, ни другая сторона. Конечно, Америка могла применить ядерное оружие, но поняла, что делать этого не нужно в силу множества различных соображений. А вот информационную войну Северный Вьетнам выиграл с блеском, великолепно вписавшись в левацкий идеологический мейнстрим Запада конца 60-х — начала 70-х. Именно эта победа обеспечила Ханою победу в войне в целом.

[Spoiler (click to open)]

Северовьетнамские подразделения проникли в Южный Вьетнам еще в середине 1959 года. В конце следующего года возник коммунистический Народный фронт освобождения Южного Вьетнама, очень быстро создавший собственную армию. В ответ весной 1961-го, в дополнение к находившимся в Южном Вьетнаме военным советникам, в страну начали прибывать первые американские регулярные подразделения. Началась классическая эскалация, вылившаяся поначалу в крупномасштабную мятежевойну на территории Южного Вьетнама. Северные и южные коммунисты воевали против южновьетнамских и американских войск. Перенос боевых действий на территорию Северного Вьетнама стал лишь вопросом времени, поскольку без изоляции Юга от Севера победить партизан было невозможно. Время наступило 2 августа 1964 года, когда случился знаменитый «Тонкинский инцидент» — атака северовьетнамских торпедных катеров на американские эсминцы. Вполне вероятно, что никакой атаки на самом деле не было. Просто стороны уже не могли не воевать.

Впрочем, наземного вторжения в Северный Вьетнам ВС США так и не организовали. Сложно сказать, чего они больше боялись — прямой поддержки противника со стороны Китая и СССР (то есть «Кореи-2») или их не радовала мысль об удвоении собственно Вьетнама, поскольку противопартизанской войны им и так более чем хватало на Юге. К моменту Тонкинского инцидента партизаны уже контролировали 2/3 территории и населения Юга.

Один из двух вертолётов H-21 «Шауни», разбившихся на территории Вьет-Конга, 11 декабря 1962 год. Фото: Horst Faas / AP


Один из двух вертолётов H-21 «Шауни», разбившихся на территории Вьет-Конга, 11 декабря 1962 года. Фото: Horst Faas / AP

В общем, американцы ограничились авиационными ударами. Правда, слово «ограничились» тут не очень подходит. Как раз ограничений никаких не было (кроме, конечно, применения ядерного оружия). Вьетнаму досталось больше бомб, чем какой-либо стране за всю историю войн (7,5 миллионов. тонн). Правда, американским ВВС тоже досталось очень неслабо.

СССР помогал вьетнамским коммунистам еще с конца 40-х, внеся немалый вклад в их победу над французами. Тем более он не мог не помогать им в войне с американцами. Когда началось воздушное наступление ВВС США на Северный Вьетнам, Советский Союз начал поставлять Ханою средства ПВО. Сначала это были дозвуковые истребители МиГ-17, имевшие только пушечное вооружение, затем появились сверхзвуковые МиГ-21 с ракетами «воздух-воздух», а также зенитно-ракетные комплексы С-75.

Отношения Москвы с Ханоем были в высшей степени непростыми, поскольку между ними в прямом (географическом) и переносном (политическом) смыслах стоял Пекин. Северу активно помогали и СССР, и КНР, однако сами эти страны к тому моменту, когда война во Вьетнаме пошла всерьез, полностью рассорились между собой. Причем Ханой поначалу склонялся на сторону Пекина. Однако Китай просто не мог дать Вьетнаму нужной боевой техники в нужных количествах. Поэтому сближение Ханоя с Москвой стало неизбежным.

Маневрировать между СССР и Китаем Северный Вьетнам все равно продолжал (вплоть до начала 70-х, когда началось быстрое примирение между КНР и США и, соответственно, полное расхождение между Китаем и Вьетнамом, дошедшее до войны 1979-го). И по отношению к советским товарищам вьетнамские товарищи иногда вели себя своеобразно. Например, специально задерживали советские суда в Хайфоне, да еще и ставили на причалах прямо рядом с ними зенитные батареи. Расчет был на то, что американцы не рискнут бомбить советские суда. Трофейной американской техникой с нами тоже делились не всегда и не сразу. Тем не менее вьетнамцам надо было чем-то воевать с американцами, а русским надо было бить американцев чужими руками, заодно испытав на них свое новейшее оружие.

Применению новейшего оружия надо было учить вьетнамцев. Дело это было нелегкое, но и небезнадежное (в отличие от того, что происходило в большинстве стран Ближнего Востока и тем более Тропической Африки, которые пользовались военной помощью СССР). Восточные азиаты воевать умеют и любят. Относительно простую технику вьетнамцы осваивали настолько хорошо, что вскоре уже сами могли учить своих советских учителей ее боевому применению. В частности, это относилось к зенитной артиллерии, на которую и пришлось до 2/3 сбитых над Севером и Югом американских самолетов и вертолетов.

Спецназовец десантируется из вертолёта H-21 неподалёку от Таканха, Южный Вьетнам, 4 января 1963 год. Фото: Horst Faas / AP Photo


Спецназовец десантируется из вертолёта H-21 неподалёку от Таканха, Южный Вьетнам, 4 января 1963 года. Фото: Horst Faas / AP Photo

С обучением летчиков было сложнее. Во-первых, в буквальном смысле «по техническим причинам», то есть из-за сложности техники. Во-вторых, по физическим. Большинство вьетнамских пилотов были маленькими и слабыми по сравнению с советскими коллегами, они плохо выдерживали перегрузки, под них не подходили габариты кабин. По этим причинам вьетнамцы до самого конца войны больше любили старый МиГ-17, а не новый МиГ-21. МиГ-17 был проще в освоении, имел меньшие размеры и меньшую скорость (соответственно, пилот испытывал меньшие перегрузки), зато хорошую маневренность. Однако вьетнамцы научились воевать и на МиГах-21. Летавший на МиГе-21 Фам Туан, будущий вьетнамский космонавт, 27 декабря 1972-го сбил американский стратегический бомбардировщик В-52. На сегодняшний день больше ни один летчик в мире таким успехом похвастаться не может. В апреле 1972-го вьетнамские пилоты даже провели успешную атаку на американские боевые корабли, тяжело повредив эсминец, хотя МиГи для таких действий вообще не приспособлены (до сего дня это единственная успешная авиационная атака на корабли ВМС США после окончания Второй мировой). Гигантские, отлично подготовленные и технически оснащенные ВВС США так и не смогли сломать небольшие и вроде бы примитивные ВВС Северного Вьетнама.

По поводу потерь сторон в воздушных боях, разумеется, имеют место очень значительные расхождения в данных сторон. По-видимому, северовьетнамские ВВС потеряли в них 70 летчиков и 145 самолетов — 75 МиГ-17, 5 J-6 (китайский МиГ-19), 65 МиГ-21. Подавляющее большинство этих самолетов было сбито истребителями F-4 «Фантом».

В свою очередь, вьетнамские МиГ-17 сбили как минимум 16 F-4, 13 F-105, четыре F-8, два A-4, два A-1, один RF-8A, один RC-47, один вертолет СН-3С. J-6 сбили только три F-4D. Наибольших успехов добились, разумеется, истребители МиГ-21 — два В-52 (второй был сбит в результате тарана МиГ-21, причем, возможно, неумышленного), 38-44 F-4, 16-24 F-105, два F-8, один F-102, один A-4 (или А-7), один или три EB-66C, один или два RF-101, один RA-5C, один вертолет HH-53. Кроме того, в войне участвовали северокорейские летчики на МиГ-21, они сбили F-4B, RF-4C, F-105D. Вообще, США сейчас признают потери в воздушных боях над Вьетнамом 114 самолетов (в том числе два В-52 и 59 «Фантомов») и трех вертолетов.

В России очень популярна мысль о том, что над Вьетнамом воевали советские летчики. На самом деле во Вьетнаме присутствовали советские летчики-инструкторы, двое из которых (капитаны Ю. Поярков и В. Мрыхин) погибли, но об участии наших пилотов в воздушных боях никаких сведений до сих пор нет. Объяснять это секретностью не получается, поскольку, например, факта прямого участия советских летчиков в боях в Корее и на Ближнем Востоке уже давно никто не скрывает.

Старший экипажа принимает оружейную установку для своего вертолёта UH-1, готовясь к миссии против Вьет-Конговских партизан на территории провинции Винг Лонг в Южном Вьетнаме, 18 марта 1963 год. Фото: Horst Faas / AP


Старший экипажа принимает оружейную установку для своего вертолёта UH-1, готовясь к миссии против Вьет-Конговских партизан на территории провинции Винг Лонг в Южном Вьетнаме, 18 марта 1963 года. Фото: Horst Faas / AP

Как никто не скрывает и участия наших военнослужащих в боевых действиях во Вьетнаме, только не летчиков, а зенитных ракетчиков. Освоить С-75 вьетнамцы не могли очень долго. Поэтому в начальный период войны воевали на ней наши. Первое боевое применение С-75 имело место 25 июля 1965-го, когда ЗРК 236-го зенитно-ракетного полка Московского округа ПВО сбили три «Фантома». Американские ВВС удостоились чести стать первыми ВВС в мире, столкнувшимися с массированным применением зенитно-ракетного вооружения. До последнего дня войны шла настоящая схватка умов между советскими и американскими НИИ и КБ. Именно они определяли, кто сильнее — ВВС или ЗРВ. Очень высокая поначалу, к концу войны эффективность (то есть количество ракет, затраченных на один сбитый самолет) С-75 снизилась в разы благодаря применению американцами средств РЭБ, противорадиолокационных ракет, новой тактики. Тем не менее решить проблему ЗРК американцы так и не смогли. На настоящий момент подтвержденные американской стороной потери от С-75 по типам самолетов следующие: 15 стратегических бомбардировщиков В-52, два или три тактических бомбардировщика F-111, 32 истребителя F-4, восемь F-105, один F-104, 11 F-8, четыре разведчика RB-66, пять RF-101, О-2, 36 штурмовиков A-4, девять A-6, 18 A-7, три А-3, три А-1, один АС-130, один транспортный С-123, один вертолет СН-53. Реальные потери в разы больше (максимальное значение американских потерь от ЗРК — 1770 самолетов), но сейчас их уже достаточно сложно установить. Всего с 1965-го по 1972-й из СССР во Вьетнам было поставлено 95 дивизионов ЗРК С-75 и 7658 ЗУР. К концу войны было израсходовано и потеряно 6806 ЗУР, боеготовыми оставались 43 дивизиона.

Кроме того, на заключительном этапе войны против американской авиации начали применяться ПЗРК «Стрела-2». С начала 1972-го до января 1973-го ими было сбито 29 американских самолетов (один F-4, семь О-1, три О-2, четыре OV-10, девять A-1, четыре А-37) и 14 вертолетов (один СН-47, четыре АН-1, девять UH-1).

Кроме зенитных ракетчиков, во Вьетнаме повоевал советский спецназ ГРУ, что не очень афишируется, но тоже особо не скрывается. Например, в мае 1968-го группа спецназа в составе девяти человек атаковала находившийся на территории Камбоджи секретный американский лагерь Flying John, предназначенный для переброски в Северный Вьетнам разведывательно-диверсионных групп и спасения экипажей сбитых американских самолетов. На базе находились около 20 вертолетов, включая четыре новейшие на тот момент ударные «Супер Кобры». Потеряв трех человек, группа угнала в Северный Вьетнам одну «Супер Кобру», уничтожив или повредив остальные вертолеты и убив и ранив 15 американских военнослужащих. Сколько всего было таких операций — сказать сложно.

Самолёт С-123 распыляет концентрированные дефолиант на местах базирования вьетнамских войск между Сайгоном и Далатом в Южном Вьетнаме, 2 августа 1963 год. Фото: Horst Faas / AP Photo


Самолёт С-123 распыляет концентрированный дефолиант на местах базирования вьетнамских войск между Сайгоном и Далатом в Южном Вьетнаме, 2 августа 1963 года. Фото: Horst Faas / AP Photo

Официально признанные боевые потери ВС СССР на территории Вьетнама в период с июля 1965-го по конец 1974-го составили 13 человек.

Но войну, конечно, выиграли сами вьетнамцы. Переломным, пожалуй, стал 1968-й. Тогда впервые выяснилось, что телевизионная картинка о войне гораздо важнее самой войны.

30 января 1968-го 84 тысячи южновьетнамских партизан и северовьетнамских солдат начали новогоднее наступление (имелся в виду восточный новый год), атаковав 36 из 43 центров провинций Южного Вьетнама. Коммунисты захватили старую столицу Вьетнама Хюэ, бои начались и на улицах Сайгона. Все это Америка увидела на экранах своих телевизоров. И уже ничто не могло переубедить ее граждан, что война проиграна и надо ее заканчивать.

А между тем коммунисты сильно поторопились. Они забыли заветы Че Гевары, учившего, что для повстанцев самый опасный момент — переход от партизанских действий к регулярным войсковым операциям. В Ханое переоценили любовь населения Южного Вьетнама к коммунистам и недооценили боевой потенциал противника. Между тем в начале 1968-го американские, южновьетнамские, австралийские и южнокорейские войска имели в Южном Вьетнаме 17 пехотных дивизий, две дивизии морской пехоты, две аэромобильные дивизии — всего 1,4 миллиона человек (в том числе 550 тысяч американцев), 500 танков, 4,5 тысячи орудий, 4,1 тысячи самолетов и вертолетов.

В итоге за месяц интенсивных боев коммунисты были выбиты из всех атакованных ими городов, их потери по разным данным составили от 32 до 45 тысяч человек, в то время как противник потерял лишь три тысячи человек. Это поражение очень сильно подорвало боевой потенциал коммунистов. Но сам факт столь масштабного наступления не менее сильно подорвал морально-психологический потенциал американцев. А тут еще оперативная группа 23-й пехотной дивизии США под командованием лейтенанта Келли 16 марта вырезала селение Май-Лай, входившее в состав деревни Сонгми (под этим названием событие и получило всемирную известность). Американские солдаты вырезали исключительно мирных жителей, потому что видели в них партизан. Военнослужащие регулярной армии просто не имели опыта противопартизанской войны, тем более — против такого очень умелого и очень жестокого противника, как вьетнамские коммунисты, воюющие к тому же в знакомых природно-климатических условиях (абсолютно чуждых американцам). События в Май-Лай вызвали большие перемены в ВС США, Пентагон издал директиву, требующую от личного состава неукоснительного соблюдения норм военного права. Только было уже поздно. Престиж американской армии рухнул в глазах всего мира и собственного народа.

Престиж рухнул, в общем, зря. За следующий 1969 год американцы фактически выиграли противопартизанскую войну. Если пятью годами раньше коммунисты контролировали две трети территории Южного Вьетнама, то теперь — не более 10%. Народный фронт освобождения Южного Вьетнама был практически разгромлен, основным противником американцев окончательно стали бойцы регулярной армии Северного Вьетнама, воюющие партизанскими методами. Поток их, впрочем, был неиссякаем, северяне просачивались на Юг не только и не столько через границу между двумя Вьетнамами, сколько через территории Лаоса и Камбоджи.

Главная проблема американской армии была, однако, не в инфильтрации северян, а в том, что она начала разлагаться изнутри. За тот же 1969 год 37 офицеров и сержантов ВС США были убиты своими подчиненными. Ничего подобного раньше не было. В самих США дезертирство призывников и антивоенные выступления населения приняли массовый характер, изменить ситуацию возможным уже не представлялось. Информационная война была начисто проиграна, поэтому военные успехи уже не имели значения. Американское руководство узнало, что в демократической стране с помощью призывной армии нельзя вести войну, которую не приемлет собственное общественное мнение. Поэтому сразу после окончания Вьетнамской войны начался переход на наемный принцип комплектования ВС США. По прошествии 50 лет выяснилось (теперь уже на примере Ирака и Афганистана), что и наемная армия тоже не может вести войну, если ее не приемлет общественное мнение своей страны. То есть если в стране есть демократия, то эта страна может вести войну только одного типа — заведомо справедливую оборонительную (или вообще никакой войны). Если правительство хочет вести войну какого-то другого типа, то нужно выбирать между войной и демократией либо научиться воевать вообще без потерь.

В 1970–1971 годах американцы провели рейды в Камбоджу и Лаос с целью перерезать коммуникации коммунистов между Севером и Югом. Вторжение в Камбоджу принесло ограниченный успех, интервенция в Лаос завершилась полным провалом. После этого в Ханое пришли к выводу, что вопрос надо решать окончательно. 31 марта 1972-го группировка северовьетнамских войск численностью не менее 40 тысяч человек и 400 единиц бронетехники вторглась в Южный Вьетнам. Ни о какой партизанской войне речь уже не шла, это была нормальная классическая война регулярных армий. В результате многомесячных ожесточенных боев войска коммунистов заняли значительную территорию на севере Южного Вьетнама, но понесли очень большие потери и полной победы не добились. Потери коммунистов оказались настолько велики, что новое генеральное наступление теперь планировалось Ханоем лишь на 1976 год.

На самом деле коммунисты своего добились, в США было принято окончательное решение о полном выводе своих войск из Вьетнама. Американцы громко хлопнули дверью, проведя в конце декабря 1972 года массированное воздушное наступление против Северного Вьетнама (операция «Лейнбакер-2»), которое объявили своей полной победой. В ходе этой операции на Северный Вьетнам было сброшено почти 50 тысяч тонн бомб, разрушено 1,6 тысячи сооружений. При этом ВВС Вьетнама, потеряв три МиГа-21, сбили два В-52, четыре F-4, один RA-5C. ЗРК С-75 сбили по различным данным от 15 до 32 В-52, два F-111, два F-4 ценой потери одного дивизиона. Поэтому победа США совершенно не очевидна.

Пулемёт Гатлинга в истребителе F-4, использовавшийся для атак на МИГи, которые «садились» на хвост американским истребителям и мешали работе радаров, 17 мая 1967 года. Фото: AP


Пулемёт Гатлинга в истребителе F-4, использовавшийся для атак на МИГи, которые «садились» на хвост американским истребителям и мешали работе радаров, 17 мая 1967 года. Фото: AP

В самом начале 1973 года были подписаны Парижские соглашения, означающие вывод из Вьетнама американских войск. Война стоила им 58 169 погибших и пропавших без вести, более 200 танков, 3,7 тысячи самолетов, 4,8 тысячи вертолетов, сотен миллиардов выброшенных на ветер долларов и сильнейшего психологического шока.

Уходя, американцы оставили южанам гигантское количество оружия. Армия Южного Вьетнама формально стала одной из сильнейших в мире (по числу боевых самолетов она вышла на третье место в мире после США и СССР!) и многократно превосходила северовьетнамскую армию по количеству личного состава и боевой техники. Но это не имело уже никакого значения. Юг был обречен, на самом Юге это понимали даже лучше, чем на Севере. Здесь знали, что американцы не вернутся никогда и обреченно ждали конца. Психология оказалась гораздо важнее количества и качества стреляющего железа.

Благодаря наличию баз в Лаосе и Камбодже, северяне могли воздействовать на территорию Южного Вьетнама одновременно на всем протяжении его границ. В марте 1975 года командование одного из коммунистических фронтов, действовавшего из Лаоса, упросило Ханой провести локальное наступление для спрямления линии фронта. Наступление прошло успешно. Но в Сайгоне решили, что это началось генеральное наступление с целью разрезать Южный Вьетнам пополам. И надо все силы сосредоточить вокруг столицы, добровольно сдав север страны коммунистам. При этом именно на севере были сосредоточены лучшие части южновьетнамской армии. Вывод их мгновенно превратился в хаотическое бегство. Тем более что за военными бросилось бежать гражданское население, которое не очень хотело строить коммунизм.

Коммунисты сначала даже не поняли, что происходит. Но дошло до них быстро. Больше в Ханое не колебались, все фронты одновременно перешли в наступление, сдерживать их было уже почти некому. Южновьетнамская армия развалилась. 30 апреля 1975 года красный флаг с золотой звездой был поднят над президентским дворцом в Сайгоне.

В целом по своим геополитическим последствиям и влиянию на военное искусство Вьетнамская война стала третьей по значимости в ХХ веке после двух мировых войн. Именно после Вьетнама классическая война все больше стала уходить в прошлое, становясь уделом маргиналов. Ее заменяет высокотехнологичная война, асимметричным ответом на которую стала «мятежевойна» (партизанско-террористическая). Кроме того, все большее значение начала приобретать информационная война, иногда полностью заменяющая собственно войну.

Автор — заместитель директора Института политического и военного анализа

Подробнееhttp://rusplt.ru/world/voyna-chetyireh-tipov-12993.html

В ФСБ сообщили о возвращении на Украину из России более 12 тысяч человек за сутки!



Более 12 тысяч человек за прошедшие сутки вернулись из России на Украину, в обратном направлении выехали 10 тысяч граждан, сообщил официальный представитель пограничного управления ФСБ России по области Николай Синицын, передает РИА «Новости».

«За сутки из Ростовской области на территорию Украины вернулись более 12 тысяч человек. С территории Украины въехали в Россию через областные погранпункты около 10 тысяч человек», — сказал он.

По данным Федеральной миграционной службы России с 1 апреля на территорию России выехали около 820 тысяч граждан Украины. В Ростовской области разместились более 50 тысяч украинских граждан. Беженцы стали покидать украинскую территорию после развития вооруженного конфликта на востоке страны.

По данным ОБСЕ после подписания соглашения о мирном урегулировании на встрече контактной группы, проходившей 5 сентября в Минске, количество беженцев, возвращающихся на Украину из России выросло.

Перспективный «индиец» с российскими корнями

Российский истребитель пятого поколения Т-50, разработанный в ОКБ «Сухой». Фото: Дмитрий Пичугин / ИТАР-ТАСС

Российский истребитель пятого поколения Т-50, разработанный в ОКБ «Сухой». Фото: Дмитрий Пичугин / ИТАР-ТАСС

Индо-российский проект экспериментального боевого самолета готов к реализации после четырех лет задержек

Россия и Индия решили все спорные вопросы вокруг совместной разработки перспективного истребителя пятого поколения, сообщает Defense News(DN) со ссылкой на свои источники в дипломатических кругах обеих стран. Ожидается, что контракт на строительство 200 самолетов на сумму $30 млрд будет заключен до конца года.

Минобороны Индии отказалось от официального подтверждения, но проект получил зеленый свет, утверждает анонимный собеседник DN из индийского МИДа. По его словам, толчок к перелому ситуации был дан на июльском саммите в Бразилии, во время встречи Нарендры Моди и Владимира Путина. Лидеры двух стран договорились о необходимости как можно скорее заключить сделку, отмечает дипломат.

Первые договоренности по программе Fifth Generational Fighter Aircraft (FGFA) были достигнуты еще в 2010 году между индийской авиастроительной корпорацией HAL и компанией «Сухой». За четыре последующих года индийские военные предъявили ряд претензий к технической стороне проекта и к доле участия Индии в проектировании самолета.

Индийская доля в технических работах будет постепенно увеличена с 18% до 40%. Это объясняется тем, что местная промышленность прогрессирует, особенно в области авиастроения, рассказал DN неназванный российский дипломат. Россия, по данным издания, пойдет и на другие уступки, в частности, будет выполнено требование командования ВВС Индии сделать кабину двухместной.

Авиастроители из HAL и «Сухой» также договорились о распределении ролей. Инженеры двух компаний совместно разработают систему управления вектором тяги самолета. Индийская сторона примет активное участие в создании авиационных электронных систем и их программного обеспечения.

Кроме того, некоторые виды вооружений тоже будут индийскими: на истребители могут быть установлены новые ракеты «Астра» класса «воздух-воздух» и сверхзвуковые противокорабельные ракеты «БраМос». Названные в честь рек Брахмапутры и Москвы, «БраМос» были созданы на основе крылатых ракет «Яхонт» — экспортного варианта советских П-800 «Оникс».

Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди во время встречи лидеров БРИКС в Бразилии, 16 июля 2014. Фото: Алексей Никольский / РИА новости


Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди во время встречи лидеров БРИКС в Бразилии, 16 июля 2014 года. Фото: Алексей Никольский / РИА новости

Прототип «индийца» пятого поколения должен быть готов уже в 2016 году и тогда же поступить в индийские ВВС для летных испытаний. В 2018 году будут закончены еще два самолета, а серийное производство запланировано на 2021 год.

В Индии сохраняется серьезная оппозиция совместному проекту. Основная претензия противников сотрудничества с Россией — конфликт интересов между программой FGFA и российским проектом ПАК ФА (Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации). В рамках ПАК ФА ведутся работы над созданием многоцелевого истребителя пятого поколения Т-50. Уже построено несколько прототипов боевой машины, пять Т-50 проходят испытания на аэродроме в Жуковском. Именно эти многоцелевые истребители станут основой для создания индийского аналога.

Москва не торопится поделиться техническими данными о Т-50, хотя ПАК ФА может выжить только благодаря индийским деньгам, утверждает India Today. Как пишет индийское издание, беспокойство Нью-Дели вызывает и недостаток информации о причинах аварии перспективного самолета во время испытаний в июне этого года — тогда Т-50 был вынужден совершить аварийную посадку из-за отказа одной из силовых установок.

Проект ПАК ФА действительно имел все шансы закрыться без денежных вливаний индийской стороны, рассказал «Русской планете» главный редактор еженедельника «Авиационная и ракетная техника», эксперт по военной авиации Иван Кудишин. «Я затрудняюсь назвать точные цифры, но в ПАК ФА хорошая доля финансирования — индийская. Проект, как мы видим, успешно продвигается, несмотря на аварию, и имеет путевку в жизнь. Это отличает его от других наших самолетов пятого поколения, работы над которыми закончились ничем», — пояснил Кудишин.

По мнению эксперта, индийский вариант будет обычной локализацией Т-50: «FGFA — практически в чистом виде ПАК ФА. Возможно, в нем заключена индийская специфика, но на первый взгляд она почти незаметна. В 2013 году на выставке в Бангалоре я видел макет одноместного FGFA в индийской окраске. Он выглядел как "классический" Т-50. Наверно будет какая-то локализация, но минимальная: упрощенная РЛС, подвесное вооружение, скорее всего нероссийское — индийцы предпочитают ракеты израильского и "своего" производства, изменения в бортовом комплексе».

Как подчеркивает Кудишин, сами индийцы не имеют четкого представления о будущем своих ВВС.

«Весь Запад стремится к минимизации типов самолетов на вооружении. Отказываются от целой линейки, например, в США снимают с вооружения штурмовики Thunderbolt II, несмотря на хорошие показатели. А в Индии огромное количество разных типов самолетов, почти неподъемное для бюджета этой достаточно бедной страны. Что они с этим планируют делать в дальнейшем — одному Шиве известно», — резюмирует эксперт.

Как за секунду испортить предложение руки и сердца !! Раззява)))



Мужчина не предполагал, чем обернется его предложение руки и сердца своей девушке, когда решил сделать это в катамаране посередине озера. Девушка, похоже, тоже не ожидала такого развития событий, особенно когда долгожданное кольцо погрузилось на дно водоема.

Вице-премьер ДНР сообщил о тысяче силовиков в плену у ополченцев

По данным уполномоченного при президенте Украины по урегулированию ситуации на востоке страны Ирины Геращенко, 2,4 тысячи военных и гражданских остаются в списках попавших в плен и пропавших без вести.
Солдаты украинской армии, архивное фото
© AP Photo/ Petro Zadorozhnyy

ДОНЕЦК, 22 сен — РИА Новости. В плену у ополченцев ДНР находятся около тысячи украинских военных, заявил журналистам первый вице-премьер самопровозглашенной Донецкой народной республики Андрей Пургин.

"С украинской стороны была информация о пропавших без вести 3,5 тысячи человек, но надо понимать, что 2,5 тысячи из них — это обычные дезертиры… А вот оставшаяся тысяча — это пленные", — сказал Пургин.

По данным уполномоченного при президенте Украины по урегулированию ситуации на востоке страны Ирины Геращенко, 2,4 тысячи военных и гражданских остаются в списках попавших в плен и пропавших без вести.

Ранее глава комитета по военнопленным ДНР Дарья Морозова сообщила, что очередной обмен пленными между донецкими ополченцами и украинскими силовиками состоится в среду. Координатор Народного фронта Новороссии Денис Пушилин уточнил, что планируется обменять по 40 человек с каждой стороны.

Разоблачение «Корпорации добра»

Почему основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж из всех интернет-компаний обвинил в шпионаже именно Google

Фото: Christian Hartmann / Reuters

Основной источник дохода крупных интернет-компаний — реклама. Этим широко известным фактом сейчас сложно удивить даже ребенка. Эффективность же рекламы зависит от того, увидят ли ее нужные люди — и здесь на помощь интернет-площадкам приходит таргетинг. Тоже азы, не правда ли?

Однако некоторые персонажи интернет-индустрии периодически напоминают пользователям, что за бесплатные онлайн-сервисы приходится платить персональными данными. Не остался в стороне основатель портала WikiLeaks Джулиан Ассанж, который в интервью британским СМИ назвал работу поисковика Google шпионажем и сравнил компанию со спецслужбами США.

Заявление Ассанжа вызвало неоднозначные отклики у интернет-общественности. Кто-то назвал его Капитаном Очевидностью, другие справедливо поставили вопрос: почему из всех ресурсов обвинения звучат лишь в адрес Google, а иные заинтересовались интерпретацией слов Ассанжа о заработке на «шпионаже» за пользователями. Попробуем разобраться, стоит ли так однозначно клеймить «Корпорацию добра» — под таким прозвищем Google также известна в сети.

Таргетинг или шпионаж?

[Spoiler (click to open)]

«Компания зарабатывает около 80 процентов выручки, собирая информацию о людях, сводя ее воедино, храня и индексируя ее, создавая профили пользователей, чтобы предсказывать их интересы и поведение. Потом она продает эти профили — в основном, рекламодателям, но и другим заинтересованным сторонам тоже», — заявил Ассанж.

Если основатель WikiLeaks имел в виду заработок Google на таргетированной рекламе, то он несколько просчитался. Согласно последнему квартальному финотчету Google, из почти 16 миллиардов долларов выручки на долю рекламы пришлось не 80, а целых 90 процентов. Кроме того, основная часть рекламной выручки компании генерируется за счет контекстной рекламы, для которой Google по умолчанию нужно анализировать содержание поисковых запросов, электронной почты и другого контента пользователей.



Однако можно ли однозначно назвать подобную деятельность шпионажем? Уголовный кодекс РФ трактует шпионаж как «передачу, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передачу или собирание по заданию иностранной разведки или лица, действующего в ее интересах, иных сведений для использования их против безопасности Российской Федерации, если эти деяния совершены иностранным гражданином или лицом без гражданства».

В то же время, когда пользователь создает аккаунт в системе сервисов Google, он добровольно передает компании информацию о себе и своем поведении в сети. В условиях использования сервисов Google (тех самых, с которыми большинство пользователей соглашаются не читая), говорится: «Наши автоматизированные системы анализируют ваш контент (включая электронную почту), чтобы обеспечить вас релевантными продуктами — кастомизированными результатами поиска, тщательно подобранной рекламой, блокировкой спама и вредоносного ПО. Этот анализ происходит в тот момент, когда контент отправляется, получается или хранится».

Читаем дальше: «Если у вас есть аккаунт Google, мы можем отображать ваше имя, фотографию и действия в сервисах Google и в сторонних приложениях, включая отображение в рекламе и других коммерческих проектах. Мы будем уважать ваше решение ограничить видимость своих данных в настройках».

Таким образом, если господин Ассанж сравнивает коммерческую деятельность Google со шпионажем и называет ее «практически идентичной Агентству национальной безопасности США», то можно ли воспринимать добровольное согласие пользователей с вышеуказанными условиями как соучастие? Особенно учитывая тот факт, что наиболее чувствительные граждане могут избежать этого, просто не пользуясь Google?

Неоднозначный подход

Конечно, подход Google к работе с личными данными пользователей нельзя назвать абсолютно белым и пушистым. Компанию неоднократно ругали за длинные и запутанные юридические документы, в которых описывалась политика конфиденциальности. В результате с 1 марта 2012 года Google ввела новую политику приватности, которая объединила более 60 документов в единые правила использования личных данных.

Кроме того, не все нововведения Google в сфере использования личных данных воспринимаются пользователями позитивно. Так, резкой критике подверглись в ноябре прошлого года обновленные условия использования сервисов Google, в которых закрепляется право компании использовать в рекламе имена и фотографии пользователей, а также отметки «+1». Из-за массовых протестов пользователей Google пришлось предусмотреть возможность исключить свои данные из этой практики.

Наконец, Google грешит и работой с личной информацией пользователей без их ведома. Компании в прошлом году пришлось заплатить десятки миллионов долларов, чтобы урегулировать иски в США и Европе о слежке за пользователями браузера Safari. По данным истцов, Google без ведома пользователей анализировала файлы cookies, которые вследствие изменения кода обошли запрет браузера Apple Safari на наличие слежки за деятельностью в интернете.

Однако все указанные действия тем или иным способом связаны именно с коммерческой деятельностью Google, которая зависит от качественного таргетинга рекламы. Кроме того, недавно получил огласку инцидент, что Google с помощью анализа содержания писем помогла полиции изобличить распространителя детской порнографии. Кого же еще Джулиан Ассанж имел в виду под другими «заинтересованными сторонами», с которыми Google делится информацией?

В интересах государства

Ассанж напрямую не обвиняет интернет-компанию в сотрудничестве с правительством США и других стран мира. Однако сравнение с АНБ косвенно намекает именно на такую трактовку слов основателя WikiLeaks. Последующий вопрос корреспондента о том, почему Ассанж выделяет именно Google среди других крупных американских корпораций, которым тоже приходится сотрудничать с правительством, подтверждает эти догадки.

Представители компании признают, что рост давления со стороны правительственных органов значительно увеличился. С момента публикации первого отчета о запросах спецслужб в 2009 году число подобных требований к Google увеличилось в 2,5 раза. В США же за пять лет количество государственных запросов к Google выросло в 3,5 раза, и правительство страны остается наиболее активным по числу таких требований.

Google также признала, что за первое полугодие 2014 года частично или полностью раскрыла данные пользователей по 65 процентам (из 31,7 тысячи) запросов спецслужб. Однако аналогичные отчеты регулярно публикуют Facebook, Apple, Microsoft и другие американские корпорации, и счет запросов к ним также идет на десятки тысяч.

Заявление Ассанжа относительно Google можно объяснить и желанием одиозного интернет-деятеля привлечь внимание к своей книге под названием When Google Met Wikileaks («Когда Google встретилась с Wikileaks»), которая выходит в США на этой неделе. Возможно, создатель WikiLeaks нашел-таки объективные доказательства участия Google в преднамеренном шпионаже и раскрыл эти секреты в книге.

Однако на фоне громких и приевшихся заявлений очень интересным кажется одна фраза Ассанжа. «За счет маркетинговых усилий, даже за счет яркого и цветного логотипа, Google не воспринимается как большая и злая корпорация. В то же время я считаю, что Google сейчас является наиболее влиятельной среди корпораций и коммерческих организаций мира», — отметил он.

Спорить с тем, что в информационном обществе компания, индексирующая глобальную информацию, является влиятельной, сложно. От вчерашнего стартапа с креативными офисами, которые напоминают площадки для игр и уже успели попасть даже в массовую культуру через фильм «Кадры», действительно психологически не ждешь подвоха.

Однако, переиначив известную поговорку, в интернет-среде охрана личных данных — дело рук самих владельцев данных, будь то Google, Facebook или любой другой сервис, на которые пользователи привыкли заходить ежедневно. Для особо же чувствительных к громким «разоблачениям» пользователей всегда есть другой выход — кнопка «Отключить интернет-соединение».

Алина Гайнуллина